Россия будет кусать Украину, пока не лишится всех зубов – политолог

В Кремле все еще рассчитывают на “победу” в Украине, и это отражается на несерьезном подходе к мирным переговорам со стороны России. Такое мнение высказал политолог Олег Саакян в эфире марафона “FreeДОМ” на телеканале UА. Он считает, что Россия станет сговорчивее после того, как потерпит очередное поражение на одном из стратегически важных участков украинской территории.

— В Кремле снова звучат требования к украинской власти по так называемым денацификации и демилитаризации вместе с отказом от НАТО и от Крыма. После стамбульских переговоров россияне от части тезисов отказались. Но неужели российская машина вновь заходит на тот круг, который, в принципе, уже прошли? О чем это может говорить?

— Во-первых, комплекс Наполеона там прогрессирует и находит себе все новых и новых носителей. Там каждый то Медведев, то Володин пытается сейчас сделать громкое заявление, желательно, повыше целясь — в президента Украины, в президентов каких-то других государств, может быть, в президента США. Это пропагандистские методы: Путин, вообще, говорит с богами, практически, а вот со всеми этими смертными президентишками будут говорить вот такие вот глашатаи. Плюс, они, конечно же, могут позволить себе этот хамский градус. На самом деле, никуда не девались так называемые требования, они до сих пор остаются, их периодически возвращают. А из переговорного процесса, конечно же, они их вытеснили, поскольку тогда они выглядят совсем неконструктивно, но в целом, в риторике они остаются.

Это работа, прежде всего, на внутреннюю пропагандистскую аудиторию, им необходимо демонстрировать силу, поскольку сейчас всё больше и больше поводов, которые дают возможность усомниться в силе их власти и в силе Путина персонально. А самое главное, что не может российское общество, элита, простить российским правителям, – это слабость. Ситуация с потоплением “Москвы” – это явная слабость. Ситуация с Финляндией и Швецией, которые идут в НАТО, и то, что Россию упрямо игнорируют в этом и отвечают ей, что ее мнение никто не спрашивает, – это тоже ситуация слабости. Точно так же, как ситуация по газу и требование России покупки газа за рубли, от которого все отмахнулись и сказали: “Нет, мы будем покупать за валюту”, – а России нечего противопоставить – это тоже пример слабости. Соответственно, сейчас они пытаются надувать щеки.

А на самом деле, весь расчет у них на военную операцию на востоке сейчас, на новый виток противостояния и попытку выйти на лучшую позицию. Та же Кременная и такое яростное продвижение российских войск туда связано с тем, что они хотят выйти на Лиманскую трассу и отрезать Северодонецк, Лисичанск от Славянска, Краматорска – две агломерации. И они сейчас будут пытаться именно на линии фронта ковать для себя переговорные позиции, поскольку определенные позиции, которые сейчас есть, – паритетные. Мы видим, что им не удалось достигнуть ни сколь значимой, на сегодняшний день, победы, которая дала бы им возможность поговорить с позиции силы. А с позиции слабости они готовы.

Для них переговоры сейчас – это имитация. Вот дальше, возможно, в следующем витке, действительно, переговорный процесс может оживиться. Сейчас это не более, чем имитация и попытка его использовать как передовой разведывательный отряд, который пытается снимать информацию о том, как себя чувствует украинская власть, как они говорят, что они предлагают или не предлагают, – это переговорная шахматная доска, которая выставлена в самом начале войны. Там надо выставить фигуры и надо их выстроить в определенную конструкцию, иначе твой соперник займет эту площадку. Вот поэтому продвижения никакого дипломатического ожидать пока не приходится.

Также по теме: Быть ли ОБСЕ в Европе? Быть ли России в ОБСЕ? Мнение эксперта

Насколько высока вероятность того, что Россия ограничилась бы Донецкой и Луганской областями, если только предположить, что она их захватила полностью?

— Во-первых, они, конечно же, не ограничатся этим, мы прекрасно понимаем, тот же Херсон уже захвачен, и они пытаются там в экспресс-режиме развернуть то же самое, что разворачивали в течение 8 лет на оккупированной территории Донетчины и Луганщины. Поэтому, конечно, они будут кусать и хвататься за те куски, до которых дотянутся. Обычно аппетит растет во время еды, а в данном случае аппетит уменьшается с количеством выбитых зубов. Вот насколько у них еще зубов хватит, туда они и попытаются ворваться. Это такие промежуточные цели.

В России еще по советской традиции любят, с одной стороны, все к датам приурочивать, а с другой стороны – любят вот такие вот промежуточные цели, вроде “взятия границы” – это, вроде бы, как зафиксироваться в чем-то. Часто эти границы абсолютно нелогичны. Даже если брать военную логику удержания тех или иных территорий, там плацдармы абсолютно иначе распределены. Поэтому, конечно, это попытка имитировать хоть какую-то победу.

Понятное дело, что цель России – это уничтожение Украины как государства, это обозначено и в доктринальных в документах, это обозначено в программных статьях Путина и Медведева. Я уже не говорю про политтехнологические выпады на “РИА Новости”, которые дают лишь механическую часть того, как этот геноцид и демонтаж Украины должны происходить. Но в целом, идеологически, это цель, а все остальное – промежуточные тактические доминирования, поскольку стратегически им это все уже недостижимо вообще.

Наши войска прекрасно знают об этих планах, мы вооружаемся, нам поставляют дополнительное вооружение как раз, для того, чтобы вести более эффективную оборону там. Вот, смотрите, потопили крейсер “Москва” – это же не рядовое событие. Даже не столь важно, что называется “Москвой”. Это корабль, который угрожал острову Змеиный, это самый мощный корабль России в Черном море, их флагман. Тут важно стратегически, наверное, даже другое: Россия вначале ожидала, что они будут бороться только в одном пространстве – на земле. Они считали, что воздух полностью за ними, и море полностью за ними. До сих пор Россия не правит в воздухе безраздельно. На море они себя чувствовали вальяжно, и считали, что Украина, собственно, море проиграла еще на старте, и в общем-то, они могут делать все, что хотят. Оказалось, нет. Сейчас перелом произошел в том, что и в море им приходится отходить от берега, теперь уже озираться, и собственно, они не могут диктовать свою инициативу. То есть в трёх пространствах. На земле мы перехватили инициативу, и сейчас мы достигли позиционного паритетного противостояния с Россией. В воздухе и в море мы не даем им развернуть собственную инициативу и диктовать правила, что является коренным, переломным моментом, вообще, этой войны. Поэтому, конечно, приходится сейчас менять собственные планы.

Я не думаю, что руководство сильно что-то поменяет. Сейчас поменяли командующего “операцией”, а первого просто публично бичевали, скажем, оттеснили. Плюс, начали чистки в силовых ведомствах. Я думаю, что “Кащеева смерть”, вполне вероятно, может к Путину подкрасться из числа военных. И у него это понимают, поскольку все остальные органы к ногтю взяты: там нет не политбюро, нет ни спецслужб, которые могли бы сейчас сыграть свою игру. А вот военные, их может, всё-таки, достать то, что их используют, как пушечное мясо и абсолютно бестолково кидают на войну, в которой нет никаких уже перспектив, плюс, потом еще и обвиняют их в неудачах. Ведь сейчас ключевой нарратив в Москве какой? Всё идет по плану, спецоперация происходит, то есть задачи и сама спецоперация правильные, а вот выполнение хромает.  

— Проблема в том, что задачи “спецоперации” менялись уже 5 раз. Сначала – это демилитаризация и денацификация Украины, потом – это отпор НАТО, потом – это российская армия предотвратила создание “грязной” бомбы в Чернобыле, хотя в голове не укладывается, а почему тогда российские военные отдали чернобыльскую зону. Теперь уже защита Донбасса. Условные националистические группы в Российской Федерации обращают на это внимание, постепенно критикуя Мединского, Лаврова, Захарову и так далее. К чему это может привести, что это за критика такая пошла?

— Ключевой здесь тезис может быть: “а Путин-то не настоящий, Путин – уже не Путин”. Собственно, потому что Путин – это мужество, сила, интеллект, решительность, сильная армия, стабильность, ну, и заканчивая ипотекой, что является одной из важных частей вот этого общественного договора или консенсуса, когда люди готовы мириться с властью, которая делает всё, что хочет, в принципе, но она обеспечивает ипотеку. А тут получается, что Путин уже по целому ряду параметров, собственно, и не Путин. Он уже такой себе среднестатистический постсоветский диктатор и ничего особенного и сакрального нет в нем. Более того, куча ошибок, и выглядит он уже достаточно помятенько в прямом и в метафорическом значении. Поэтому, конечно, в этих радикальных правых кругах начинается всё больше критики и шагов, и самого подхода, который осуществляется российской властью. Я думаю, что Гиркину, может быть, это где-то когда-то зачтется, когда будут судить, может, это станет облегчающим вину обстоятельством, мол он боролся с путинским режимом изнутри.

Также по теме: В Кремле – еще не раскол, но уже началась борьба за место под солнцем. Интервью с Гудковым

— Если Путин условно недееспособен, кто тогда способен стать у руля такой машины. Сейчас мы говорим тезисами российской пропаганды, естественно, это всё с большим сарказмом и иронией, но тем не менее, кто тогда сможет вести вот этот крейсер “Российская Федерация” в светлое будущее?

— Никто. Он просто не способен уже держаться внутри себя, России светит достаточно сложный этап полураспада, который может привести либо к распаду, либо к централизации еще большей, условно, какой-то хунте. Но это всё пройдет через этап некой хаотизации и полураспада. Это будет окно возможностей для Украины для того, чтобы уже раз и навсегда, фактически, закрыть на многие-многие годы, десятилетия вперед, закрыть вопрос территориальной целостности Украины и возможных амбиций РФ относительно будущего Украины.

Если в России сейчас убрать силовой блок, то появятся десятки Кадыровых, и государство начнет расползаться на части. Это говорит о том, что Россия на сегодням — искусственное образование, которое держится, исключительно, на силовом блоке, запугивании и на размещении военных и силовиков гарнизонным типом. Например, в той же Украине, в той же Греции, в других западных странах служат очень часто по месту жительства, а в России, например, этого не делают. В России служат не по месту жительства, в частности, для того, чтобы в случае, если придется подавлять какие-то протесты, чтобы не было сантиментов, чтобы стреляли, чтобы знали, что их семьи далеко от них, и они в заложниках. Потому что, если они не выполняют приказ, то к семьям придут силовики, которые будут абсолютно из другого субъекта РФ.

Россия сейчас просто идет к закату Путина, и он этот закат ускоряет. Ключевое произошло уже недели 2 назад – на Западе признали вероятность победы Украины, и сейчас уже начинают действовать с позиции помощи Украине победить Россию на нашей территории. Нам не надо доходить до Москвы, нам необходимо обезопасить себя и вернуть свои территории. А еще, буквально, две-недели назад на Западе такой сценарий даже не рассматривался, там пытались выйти на определенную паритетность и, возможно, какую-то заморозку конфликта. А если брать месяц назад, то и вообще никто не верил даже в этот сценарий. Все думали: “ну да, Украина будет сейчас бороться достаточно долго, но всё равно, в финале Россия победит, поэтому надо, как бы, попридержать коней”. Теперь мир понимает, что Украина побеждает, что у Украины есть шанс победить, он серьезный. Другое дело, что нам эту победу еще надо создать, она нам будет стоить еще много и крови, и слез, и пота, поскольку это противостояние в длинную, это противостояние уже систем, их выдержки и устойчивости, а не только военных. Поэтому очень важно, чтобы каждый на своем месте занимался тем, что лучше всего умеет, и работал на общую обороноспособность страны и на нашу способность жить, развиваться и выигрывать, побеждать в условиях войны.

Что такое вообще победа Украины? Это уход российских войск из Крыма и Донбасса полностью, это смерть Путина, развал путинской России? В политическом и военном плане?

— Возвращение собственных территорий, сохранение суверенитета и возможности определять свое будущее, создание условий невозможности со стороны России атаки на Украину. Все это — за счет нашей силы мобилизоваться или за счет полураспада России, ее слабости и так далее – это уже инструменты. Нам важно защитить собственное будущее, чтобы не повторялось это со стороны России, и конечно же, достижение точки развития, то есть мы должны не останавливаться и развиваться. Это для нас будет победой.

А что там будет в России, меня сугубо интересует сквозь призму этих четырех целей. Если для чего-то из этого необходимо влиять на Россию, конечно же, мы это будем делать. Если нет, то пускай себе живут, как хотят, это их проблемы. Нам важно защититься, чтобы падающая Россия и волны эмиграции оттуда не стали угрозой для нашей безопасности. Это еще вызов завтрашнего дня, с которыми уже необходимо работать и его просчитывать.

Также по теме: Ядерное оружие против Украины. Что остановит Путина?

Прямой эфир