Военный эксперт: Сделаю острожный прогноз – Славянск российским войскам взять не удастся

Россияне не приемлют каких-либо переговоров и компромиссов. Выбить их можно только военным путем, чему свидетельство – освобождение острова Змеиный. О том как украинской армии удалось сузить российский план агрессии до локальных боев и следующих возможных успехах ВСУ на фронте в эфире марафона “FreeДОМ” на телеканале UA рассказал руководитель Центра военно-правовых исследований Александр Мусиенко.

Как Вы оцениваете разблокировку транспортировки украинского зерна из Одесского порта в обмен на поставки необходимого в Калининградскую область Российской Федерации?

—Я не думаю. Потому что Россия бы не пошла ни на какие уступки и компромиссы. Их можно выбивать только военным путем. Вот после этого они готовы к таким жестам. Они же не сделали это неделю-две назад. Они же почему-то пытались постоянно восстанавливать там свое военное присутствие. Борьба за остров Змеиный растянулась во времени. Там, как известно, были потоплены российские катера, я имею в виду вспомогательные судна, такие как “Василий Бех” и другие, которые как раз осуществляли транспортировку на остров вооружений, ЗРК “Тор”, боекомплектов, продовольствие для тех позиций российских военных, которые находились на острове. И Россия упрямо лезла на остров, устанавливала там средства радиоэлектронной борьбы, радиотехнической разведки средств ведения.

Это приводило к тому, что ограничивалось действие наших беспилотников, в частности, “Байрактар” в Черном море, авиации. Помимо этого, у России появлялась возможность вести наблюдение фактически за тем, что происходит. И поэтому то, что их лишили такой возможности, это важно. Я почему делаю такую подводку, чтобы было понятно, что эта история началась гораздо раньше 16 июня, когда полноценно заработали санкции против Калининградской области. Эта история со Змеиным была еще раньше. И совпало так, что сначала были поражены вышки Бойко. Там произошел инцидент. Потому что, насколько я припоминаю, еще официально все же так и не была взята ответственность украинскими силами за эти действия. Но в любом случае для нас это выгодно тем, что на вышках находились те же самые РЭБы, системы радиоэлектронной борьбы, системы радиотехнической разведки. Это целый комплекс мероприятий военных. Он длился не одну неделю. И вследствие этого фактически остров был полностью освобожден. Была уничтожена военная техника и созданы такие условия для российских подразделений, когда находиться на острове стало невозможно. Поэтому я не думаю, что это размен, и что Россия готова была бы что-то менять, если бы не действия украинских подразделений, и если бы им не создали такие условия, когда они просто вынуждены были покинуть остров.

—У Вооруженных сил Российской Федерации будет возможность бить по Змеиному, если там будет закрепление Вооруженных сил Украины?

Теоретически такая возможность, конечно же, есть. Она никуда не исчезает. Необходимо понимать, что есть у России такого, чем они могут ударить. Ну, вот мы можем даже подумать и моделировать какие-то сценарии. Ну, это те же ракеты “Оникс”, противокорабельные комплексы “Бастион”. Необходима точность для того, чтобы попасть, что очень часто подводит российские подразделения. Есть угрозы атак с воздуха. Нанесение ударов штурмовиками, штурмовой авиацией. Есть такая угроза. Есть третья угроза: нанесение ударов из непосредственно кораблей, возможно, даже артиллерией или ракетных ударов. Но я думаю, что с кораблями ситуация может быть немножко иная, поскольку, если смоделировать сценарий, что на Змеином будут расположены украинские противокорабельные ракеты, соответственно, на расстояние артиллерийских выстрелов корабли российские вряд ли будут подходить, не будут точно. А на расстоянии выстрелов из тех же комплексов “Калибр”, ну, наверное, теоретически такое возможно, но я не думаю, что ракету, которая способна преодолевать расстояние гораздо дальше и большее, будет целесообразно расходовать на остров Змеиный, еще и понимая, что точность может подвести, и эти ракеты просто уйдут в море, как неоднократно было, в принципе.  

Но если мы уже моделируем сценарий, их может быть два. Первое, если гарнизон украинский будет находиться на Змеином без соответствующей поддержки и вооружений, что, я думаю, стоит исключать. Командование наше прекрасно понимает риски. И второй сценарий — это то, что на Змеином будет находиться наше подразделение, которое будет оборудовано как противокорабельным ракетами, так и средствами противовоздушной обороны. В таком случае, конечно же, остров будет гораздо лучше защищен. И тогда, если бы такой сценарий удался, как бы вы не хотели, но все равно есть определенные риски для того подразделения, которое, возможно, зайдет на остров. Но, с другой стороны, появляются и возможности: увеличивается радиус и дальность поражения российских кораблей противокорабельными ракетами, которые могут быть расположены на острове Змеиный. И вторая точка зрения состоит в том, что, возможно, на острове вообще не стоит сейчас размещать украинский воинский контингент, а пытаться его контролировать фактически так, как он контролируется способом авиации, беспилотников, артиллерии, все совместно, комплексно. Насколько я слышал заявление вчера, если не ошибаюсь, заместителя начальника оперативного управления Генштаба, то теоретически, возможность того, что наш контингент вернется туда на остров, остается. Посмотрим. Это уже на усмотрение командования.

—Насколько может быть успешной попытка вновь захватить Славянск, который был уже когда-то освобожден Вооруженными силами Украины?

—Они пытаются добиться какого-то успеха, и им это не удается вследствие действий наших защитников по этому направлению. Там укрепленные позиции, укрепленная оборона. Фактически такая ситуация, которая сейчас есть, я хочу напомнить, что вокруг Славянска изначально российские войска подступали с двух направлений, это как раз север, южнее от Изюма. И второе там, где Святогорск. Сейчас это населенные пункты Богородичное, возле Святогорска, через которые пытаются прорываться российские войска, и где идут самые ожесточенные бои непосредственно на подступах к Славянску. Добавилось еще одно направление, когда российские войска имели тактический успех в Лимане, то есть еще западнее от Лимана пошло еще одно направление, которое добавилось тут. Но, со стороны Лимана возле населенных пунктов там Райгородок, в частности, блокировано продвижение российских войск. И такая ситуация уже где-то присутствует порядка 3 недель, если не месяц. То есть, чтобы было понятно, несмотря на то что с трех сторон подходит противник, оборона города держится, и я думаю, что тяжело прогнозировать – идут боевые действия, но я тут сделаю осторожный такой оптимистический прогноз, что Славянск российским войскам взять не удастся.

—Что по поводу Лисичанска? Может, стоит отводить войска, чтобы сберечь людей, и они не оказались в окружении?

Я вам скажу так, без эмоций. Во-первых, начинаем с Северодонецка. Тогда, если вы припоминаете, тоже много кто говорил, что, возможно, стоит отходить чуть ли не сразу. Так вот. Был и другой подход. Вот сейчас он оказался оправданным. В чем он состоит? В проведении маневренной обороны, то, о чем говорил главнокомандующий Вооруженных сил Украины, генерал Залужный. Необходимо фактически делать все для того, чтобы ослабить противника. В чем сейчас особенность? В том, что российские войска имеют преимущества по артиллерии, и возможно, по количеству. И выглядит так, что, в принципе, это преимущество они могут развивать. Но сценарий боевых действий и населенных пунктов, где ведутся основные боевые действия, пытаются навязывать украинские военнослужащие. То есть украинское командование делает все для того, чтобы втягивать Россию, истощать ее на отдельных участках фронта, и делать невозможным продвижение по широкой линии фронта. С этой точки зрения, и Северодонецк, где украинские защитники героически отстаивали город, и сейчас Лисичанск, выполняют колоссальную роль для всего вообще, для всей линии боевых действий на востоке. Но, естественно, никто не хочет допускать каких-то провалов, окружений, попадания в плен наших бойцов, или не дай бог, там их оставить. Поэтому пример вот как раз боев, которые были южнее Лисичанска, Золотое, Горское, где был прорыв российских войск из Тошковки, и где находились наши подразделения, которые сумели выйти и не попасть в окружение. Пример того же Северодонецка демонстрируют, что даже при всех рисках, которые есть, а они были и в Северодонецке, и есть в Лисичанске, делается все для того, чтобы этого не допустить. И я думаю, что и в этом случае будет так же. Если возникнет уже такая необходимость, что нужно будет вынужденно отойти на другие рубежи и там сдерживать оборону, это будут делать украинские силы. Но, в целом, та группировка войск, которая на том направлении сдерживает противника, играет колоссальную роль. Она как раз приближает тот момент, о котором говорят сейчас западные эксперты многие о том, что через некоторое время Россия не сможет продолжать такие активные атакующие действия, и вынуждена будет взять паузу на доукомплектование, ротации и так далее. Ну а мы сможем воспользоваться, я думаю, эффективно такой паузой тоже.

—Не придется ли украинским войскам отступать из Мелитопольского направления, ведь там Крым, из территории которого могут производиться обстрелы?

—Конечно же, Мелитополь важен, как и любой украинский город, который во временной оккупации, их необходимо освобождать. Да, Мелитополь играет действительно серьезную роль. Понятно, там есть железнодорожный узел, который российские войска тоже пытаются использовать. Но давайте исходить из логики происходящего для понимания ситуации и позиций, которые есть у ВСУ. Как мне кажется, логичнее всего выглядит как раз начинать действия. Возможно, если хватает эффективных ресурсов для наступательных действий и на Мелитополь, и на Херсон, делать это одновременно. Это идеально, конечно. Но если мы посмотрим даже на карту, и поймем ситуацию, наверное, все-таки логичнее выглядит начинать освобождение с правобережной части Херсонской области. Вот на мой взгляд это так. С этой точки зрения освобождение Херсона, как единственного областного центра, который оккупирован после 24 февраля, очень важно. Понимая позиции, и понимая силы, я думаю, что изначальная задача – вытеснить российскую группировку войск на левый берег, освободить полностью правобережную часть, и снять вопросы их дальнейших возможностей и планов продвижения туда дальше, потому что риски всегда сохраняется, хоть сейчас и минимальные. А параллельно, конечно же, пытаться по кусочку выгрызать у противника эту территорию, которая южнее от Запорожья, южнее Васильевки и Орехова. Конечно, отодвигать эту линию фронта тоже необходимо, это тоже важно. Потому что все эти направления — это был изначальный план России по окружению украинских сил. С юга — со стороны Гуляйполя и с севера — со стороны Изюма, чтобы было понятно, какой план был у российских войск, и насколько этот план нашли силы сузили в такие более локальные сражения.

Напомним, основатель общественной организации “Восточная правозащитная группа” Павел Лисянский в эфире марафона “FreeДОМ” на телеканале UA заявил, что РФ 8 лет уничтожала Донбасс, чтобы построить там нацреспублику “русского типа”.

Читайте также:

После войны Украина вернется к вопросу о получении членства в НАТО – нардеп

Пока в мире никто не возражает, чтобы Турция стала посредником между Украиной и Россией – Семиволос

Прямой эфир