Мельник: Военные планы живут лишь короткое время – у россиян в Украине что-то пошло не так

Украинские военные ожидают, что ситуация на поле боя существенно изменится в ближайшее время благодаря новому вооружению от Запада. Об этом рассказал содиректор программ внешней политики и безопасности Центра Разумкова Алексей Мельник в эфире марафона “FreeДОМ” на телеканале UA

— Какую роль сейчас будет играть артиллерия дальнего действия при контрнаступлении вооруженных сил Украины и уничтожении позиций российских войск?

— В том формате, в котором сейчас ведутся боевые действия, действительно ведущая роль принадлежит артиллерии. Потому что одна из проблем, о которых говорили наши военные – большое преимущество не только в самом количестве артиллерии, но и в боеприпасах, которые есть у России – это приблизительно соотношение 20 к 1. Это не позволяло украинским войскам не только удерживать позиции, но и в том числе переходить в наступление. Сейчас мы ожидаем того, что будет качественное изменение. То есть это не только количество боеприпасов, которые поступают в вооруженные силы Украины, но также это совершенно другие боеприпасы, это совершенно другая артиллерия с большей дальностью. Это как раз тот инструмент, который значительно изменит отношение сил на линии фронта, особенно в артиллерийских дуэлях.

В Американском институте изучения войны пишут, что российские силы, возможно, отказываются от попыток большого окружения украинских войск по линии Изюм – Славянск – Дебальцево в пользу менее глубоких охватов Северодонецка и Лисичанска. Согласны ли Вы с такой мыслью, судя по последним действиям российской армии на территории Донбасса?

— Я регулярно пользуюсь докладами института изучения войны. Там действительно очень интересная информация внешнего наблюдателя. Это, наверное, оценка ситуации с высоты птичьего полёта или высоты истребителя. Если это так, значит россиянам по определенным причинам пришлось умерить свои амбиции. То есть поначалу это был гораздо более широкий обхват, двойной обхват войск. Сейчас, по сообщениям многих источников, россияне вынуждены оттягивать какую-то часть сил от этого района, где был запланирован основной удар в сторону Харькова, потому что там тоже есть проблемы с подкреплением. Это одна из точек зрения на то, что сейчас происходит на линии фронта.

Также по теме: Легальная деятельность несогласных в РФ сводится к контрпропаганде. Интервью с Полозовым

— Российские пропагандисты заявляют, о том, что Путин побеждает, так как  увеличил зону российской оккупации Украины, сделал себе сухопутный путь к Крыму от Ростовской области, от так называемых квазиреспублик “ЛДНР”, через Херсонскую область до Автономной Республики Крым, которая оккупирована россиянами уже более 8 лет. Что вы скажете на подобный тезис?

— Война коварна тем, что любые планы реализуются только короткое время, а дальше вносятся коррективы. Война живет своей жизнью и должны вноситься коррективы. Вносят коррективы как действия противника, так и атакующая, планирующая сторона.

У нас не было тоже 100% уверенности, где именно мы сможем остановить противника в случае, если будет такое наступление. И сейчас пользуясь случаем я хочу сказать, что в одном из расчетов у нас были большие сомнения в том, насколько наше высшее военно-политическое руководство сможет эффективно, оперативно действовать в кризисной ситуации. Но мы ошиблись. Вот это, я думаю, один из ключевых моментов. Ну и далее мы знаем – это роль украинского народа, роль партнеров. То есть это факторы, которые наверняка не до конца учитывались нашими партнерами. Ну и были кажется полностью проигнорированы агрессором.

Также по теме:  Путин продлевает свою политическую жизнь за счет реальных жизней других людей – Притула

Россияне снова наносят удары по жилой инфраструктуре Украины. Почему, по Вашему мнению, были такие удары вчера по Черниговской области. Меняется ли сейчас тактика россиян?

— Здесь на мой взгляд есть два очень важных момента. Первое: нанося удары по гражданской инфрастуктуре, Россия всё равно декларирует, что стреляет по военным целям. В каждом из этих случаев Минобороны РФ рассчитывает, что в какой-нибудь школе наверняка есть какой-то штаб, либо склад оружия. То есть это, то как они видят. Не знаю, есть ли у них корректировщики огня на месте. Но основная цель России заключается в нанесении максимальных разрушений, максимального убытка на тех территориях, которые она не сможет уже оккупировать. Второе: мы сейчас всё больше и больше наблюдаем ситуацию, когда украинские войска могут оттеснить и выдавить российских оккупантов за пределы украинской территории. И тогда возникает ситуация, как сейчас. Это не только в Черниговской области, когда Россия со своей территории, с дальности несколько десятков километров может обстреливать цели на территории Украины. Что в этом случае делать? Каким образом нейтрализовать эту угрозу? Есть два решения. Это либо военное решение, либо это должно быть четко зафиксировано в тех потенциальных мирных договоренностях, которые когда-то будут достигнуты.

— Но разве действия России сейчас говорят о том, что она рассчитывает на мирный договор?

— Россия хочет мирный договор. Вчера было озвучено если не ошибаюсь депутатом Госдумы, во время выступления в ОБСЕ. То есть он предложил или повторил очень четкий рецепт мира, формат мирного договора. То есть Украина должна капитулировать, чтобы прекратить страдание гражданского населения, гибель и разрушения…

Также по теме: Путин принял решение и дальше вести войну на истощение Украины – эксперт

— Это мирный договор, как его видит именно Россия, не учитывая украинские  пожелания.

— Пока у России есть заинтересованность в том, чтобы Украина капитулировала. Какой это будет мир – мы это прекрасно видим на примерах городов, оккупированных Россией. То есть там, где устанавливается российской контроль. Согласны мы с таким миром? Ответ на этот вопрос абсолютно очевиден. Но если говорить серьезно о возможных компромиссах, то пока я не вижу никаких предпосылок. И подтверждением этому есть также сообщение о том, какого рода вопросы решаются в переговорном формате. То, что мы сейчас видим на кадрах в телевизоре, то есть это какие-то абсолютно тактические, очень важные, локальные вопросы, как, например, освобождение тяжело раненых или гражданского населения с территории “Азовстали” и других оккупированных территорий. Никакой речи о готовности России к реальному компромиссу не может быть до тех пор, пока не будет нанесено стратегическое поражение России в военном плане.

Также по теме: “Нюрнберг” против преступников РФ будет разбросан по разным судебным инстанциям мира – историк

Прямой эфир