Эксперт пояснил, как происходит процесс деолигархизации в условиях военного времени. Планы и рычаги давления

Фото: facebook.com/igor.popov

Правительство Украины будет использовать американский опыт антитрестового законодательства, если монополия продолжит зарабатывать более 100% годовых доходов. Опыт США заключается в том, что под влиянием закона компании начали разделяться, на рынке создавалась конкуренция и цены для потребителя падали. Такое мнение озвучил эксперт Украинского института будущего Игорь Попов в эфире марафона “FreeДОМ” на телеканале UA.

— Нет смысла вести процесс деолигархизации так, как он задумывался до 24 февраля 2022 года. Вы согласны? 

— Для Владимира Зеленского деолигархизация была одной из фишек избирательной кампании и работа будет продолжена. Суть борьбы с деолигарзизацией по Зеленскому не так, как в России. Никого не постигнет судьба Ходорковского или Березовского, разве тех, кто действительно был причастен к подготовке российской агрессии. Остальным – превращайтесь в крупный бизнес, крупных плательщиков налогов и работайте на благо Украины. Тогда претензий к вам не будет. Многие представители олигархов во время войны показали себя достойно. Они финансируют украинскую армию, программы для беженцев и предоставляют бесплатные услуги для пострадавших от войны.

— В послевоенное время появится верховенство права, как в Дании и Нидерландах?

— Эти страны постепенно подавили законодательством и судами финансовые группы, которые влияли на политику и зарабатывали на схемах. Некоторые поехали искать сверхприбыль в другие страны. У нас во многом будет кнутом и пряником. Нужно заключить договор о том, что вам дают работать, но не зарабатывать на схемах 300% годовых. Работайте с европейской прибылью 20-30%, и государство поможет вам восстановиться после войны. Т.к. все бизнес-группы что-то потеряли. У кого-то разгромлены предприятия, у других захвачены земли сельскохозяйственного назначения или солнечные электростанции. Еще у кого-то долги, потому что потребители не могут платить за услуги, которые поставляют эти компании. 

Кнут – это реестр. Получить ярлык “олигарха” для богатых граждан позорно. Они вложили десятки миллионов долларов в репутацию на Западе. Они меценаты, покровители искусства и неких больших процессов. Поэтому признать, что они олигархи – неприятно, но выбор еще есть. Реестр только начинают формировать. Поэтому можно сделать шаги, уменьшив влияние на политику, чтобы не попасть в этот реестр. Некоторые создавали огромные гуманитарные программы, входили в лучшие дома Европы и Лондона, в которые человека с табличкой “олигарх” пускать не станут. Расчет идет на это, если мягкие методы работать не будут. Но главный механизм – это общественный договор и новые правила игры. “Ребята, страна пострадала от войны, мы вместе боролись против российской агрессии, давай теперь отстраивать страну вместе. Мы ждем серьезных западных инвестиций. Давайте прекратим влиять на политику и зарабатывать слишком много, давайте зарабатывать нормально и восстанавливать страну и свои бизнес-империи”.

— Давайте объясним нашим зрителям, как деолигархизация повлияет на коррупционные схемы в Украине.

— Борьба с коррупцией – это не борьба с бытовым взяточничеством. На бытовом уровне это чаевые. Главное – это “макросхемы”, которые лоббируются на уровне правительства и позволяют зарабатывать миллиарды. С этим нужно бороться. Заказчик схемы олигарх, исполнитель – кто-то из топ-чиновников или топ-политиков. Они делят маржу, поэтому это надо разваливать. Для борьбы с топ-коррупцией мы создали антикоррупционные органы. Они оперились, но поймали еще недостаточное количество коррупционеров. Их ожидает определенная перезагрузка, новые кадры и более жесткий контроль. Нужно ставить конкретные KPI – показатели успешности работы – о том, чтобы поймать и посадить топ-коррупционера и развалить схемы. Для этого надо будет усилить парламентский и общественный контроль. Общественный контроль – специфический. Если люди увидят коррупцию, то придут в камуфляже с оружием. Коррупционеры будут обращать внимание на вариант общественного контроля со стороны ветеранов, которые только вернулись из зоны боевых действий.

— Война России против Украины разрушила многие бизнесы, влияние олигархов на внутриукраинский процесс уменьшился?

— Да и этот шанс нужно использовать, чтобы изменить систему и убрать олигархический механизм. Закон говорит о четырех признаках для внесения в реестр олигархов: личный капитал более двух миллиардов гривен, монопольное положение в одной из отраслей экономики, влияние на политическую жизнь и владение медиаактивами. Война разрушила многие бизнесы – теперь вытягивать деньги и вкладывать их в дотационные средства массовой информации или в “лузерские” политические проекты будет сложнее. Эти инвестиции почти не производятся, что убирает определенные факторы для внесения персон в реестр олигархов. Важно закрепить результат. То же касается монопольного положения на рынке. Если монополия благодаря своему положению позволяет зарабатывать более 100% годовых будем использовать американский опыт антитрестового законодательства. Он тоже шел тяжко и олигархи этому сопротивлялись, но компании разделялись. На рынке создавалась конкуренция и цены для потребителя падали. Раз война ослабила олигархическую систему – будем закреплять результат. 

Напомним, официальный представитель Госдепартамента США Андреа Калан в эфире марафона “FreeДОМ” на телеканале UA рассказала, почему в новой стратегической концепции НАТО важно было назвать Россию угрозой для всего мира на фоне войны в Украине.

Еврокомиссия отменяет таможенные пошлины и НДС на жизненно важные товары для украинцев

Эксперт: Лучший показатель эффективности санкций против РФ – страну хотят покинуть 15 тысяч долларовых миллионеров

Читайте также: Шахматный анализ войны и мира. Интервью с Гарри Каспаровым

Прямой эфир