Бить или не бить по Крымскому мосту? Мнения экспертов

Крымский мост, построенный Россией, когда та оккупировала полуостров, обещают разрушить на очень высоком уровне. Об этом – и очень откровенно – в эфире популярной украинской радиостанции сказал глава СНБО Украины Алексей Данилов.

“Если бы у нас была возможность это сделать, мы бы это уже сделали. Если будет возможность это сделать, мы это обязательно сделаем”, – заявил Данилов.

Также по теме: Почему Россия боится крымских татар?

Отсюда – и первый вопрос. Почему “пока нет возможности”, но “потом она появится”? Речь об оружии. И пока его действительно немного.

Военный эксперт Павел Лакийчук говорит, что пока у Украины достаточно ограниченный комплекс вооружений, которыми можно поразить Крымский мост. Это может быть либо ракетный комплекс “Точка-У” с территории Запорожья, либо ПКР “Нептун”, который тоже предназначен для поражения подобных целей.

У “Точки-У” дальность выстрела – максимум 120 километров. Комплексы “Нептун” – куда серьёзнее, именно такая ракета, по словам украинских военных, попала в крейсер “Москва”. Но и у них максимальная дальность – 280 километров. От Запорожья, а уж тем более от Николаева, откуда теоретически могли бы произвести выстрел, расстояние куда больше. К тому же попадание в корабль – это почти гарантированный пожар в трюме и пробоина в корпусе. А вот мост рассчитан на совсем другие нагрузки.

Независимый эксперт по вопросам градостроительства и архитектуры Виктор Глеба отмечает, что мост рассчитан на то, что по нему будут ездить танковые дивизии в полном боевом оснащении.

“И вот если мост хорошо сделан, то никаких деформаций и трещин не появляется. Одновременно с танковыми дивизиями по мосту должны пройти груженые составы. То есть это минимальный запас прочности, который закладывается в мостах такого типа”, – отмечает эксперт.

По его словам, далеко не всякий удар приведёт к проблемам или обрушению. Попадание должно быть, что называется “ювелирным” – в самую слабую часть моста.

“Нужно бить по узловым частям и опорам. Можно заминированную баржу пустить и взорвать под этим мостом. Но попасть ракетой в мост очень тяжело”, – говорит он.

Также по теме: Какую роль играет Крымский мост в войне России против Украины и реален ли удар по нему? Оценка эксперта

Но теоретически есть еще и авиация, удары которой точнее.

В распоряжении Украины есть фронтовые бомбардировщики СУ-24, которые также могут наносить ракетные и бомбовые удары по подобным целям. Но весь уязвимый квадрат (особенно сейчас, когда угроза – озвучена) Россия “прикрыла” средствами ПВО. И водные, и сухопутные пути контролируют флот, пограничники и Росгвардия.

“Это серьезная гидротехническое сооружение, которое является стратегическим для россиян и сильно охраняется. Это и средства ПВО, это средства пограничной службы, это средства Росгвардии, которые будут защищать этот объект. И при планировании нанесения такого удара – это очень сложная операция…Теоретически подогнать какую-то баржу-самоубийцу под видом зерновоза, который плывёт куда-то в Ростов-на-Дону в принципе возможно, но имеет ли это смысл и стоит ли этот мост жизней людей?”, – рассуждает Лакийчук.

Также по теме: Готовимся к деоккупации и последующей реинтеграции Крымского полуострова, — Ташева

Но почему именно к этой точке в Крыму такой интерес? Есть два объяснения. С военной точки зрения, именно по мосту идет снабжение всех российских войск на полуострове, приходят оружие и топлива и для флота, и для сухопутных подразделений, которые воюют сейчас на украинском юге. Остановить этот поток надолго или даже на время для Украины означает лишить Россию возможности переправлять в Крым и подкрепление, и технику. Потому что это несопоставимые вещи – перебросить даже один танковый полк, используя мост, или использовать паромы. Морской путь оставался бы, но он несравнимо дольше и сложнее. 

И решая, бить ли по мосту, в Киеве могут запросто прислушаться к военным. А для них “переброска войск и техники противника” – важнейший аргумент.

“Если действительно Крымский мост является одним из основных для снабжения, например, группировки российских войск, которая наступает на юге, задевая в том числе Мариуполь, Херсон, и так далее, то понятно, что Украина действительно может вести прицельный обстрел. В принципе, не секрет, что через этот мост двигалась военная техника, перемещались боеприпасы и так далее. Это продолжается и сегодня”, – говорит Крымской правозащитной группы Ольга Скрыпник.

А вот второе – удар репутационный. Любое повреждение моста стало бы историей еще более резонансной и громкой, чем гибель крейсера “Москва”. 

Есть и еще одна версия того, почему Киев сдерживается от активных действий в отношении моста. Ведь Крым – это Украина. А тогда – как по своей же территории наносить удары?

“Многие граждане Украины, которые остались в Крыму, сейчас пытаются покинуть его. И один из основных путей, когда по этому мосту они переезжают на территорию России, а оттуда в европейские страны. Или приезжают таким образом в Украину. То есть мост остаётся всё равно путём эвакуации мирных жителей. В связи с этим, конечно, возникает риск, что при обстреле этого моста могут погибнуть и гражданские люди. И поэтому здесь уже нашему военному руководству нужно принимать решение – исходя из того, насколько эта цель действительно приоритетна, насколько она важна”, – рассуждает Скрыпник.

Также по теме: Если у россиян не получится “Херсонская республика”, они создадут “Крымский федеральный округ” – Бариев

А принимать или, по крайней мере, всерьез обсуждать это решение в Киеве, возможно, придётся в самое ближайшее время. Ведь в новых пакетах военных поставок из США как раз запланирована поставка артиллерийских и ракетных систем, но пока недальнобойных.

“Преимущественно сейчас нам поступают в большом количестве тяжелая ствольная артиллерия 155-го калибра, преимущественно с дальностью стрельбы от 30 до 40 км, целью которой есть введение контрбатарейной борьбы, уничтожение артиллерийских батарей противника. Грубо говоря, для того, чтобы остановить его наступление, переломить ситуацию, уничтожить его тылы и перейти к контрнаступательным действиям”, – отмечает Лакийчук.

Однако в Вашингтоне не скрывают, что в ближайших планах и поставки оружия, которое вполне позволит нанести удар по Крымскому мосту. К примеру, универсальные пусковые установки M270 использовали американские войска во время операции “Буря в пустыне” во время войны в Ираке. В ходе второй ливанской войны, в 2006-м, эти установки работали в паре с израильскими “умными ракетами”, умеющими корректировать траекторию – ими заменяли стандартные кассетные боеприпасы. Второй вариант – реактивные системы залпового огня M142. “Хаймарс” – самая громкая операция с участием которой в Сирии американцы разбили поддерживаемые Россией батальонно-тактические группы Асада. Эти системы способны работать с ракетами разных типов.

Но, как отмечает Глеба, стоит задуматься, стоит ли разрушать мост, если в планах у ВСУ может быть продвижение на Ростов через Крым. Лакийчук же не исключает, что Украина может взять мост в качестве репарации после победы – для создания “Керченского шелкового пути”.

Разносторонних аргументов и предположений множество. Те же мысли обсуждают сейчас и политики первого эшелона. Но всё зависит теперь лишь от ситуации на фронте. Тем не менее, Крымский мост еще долго будет оставаться для Украины приоритетной целью.

Также по теме: Чёрная метка военным в Крыму. Куда пропал командующий Черноморским флотом? Дайджест

Материал подготовлен в рамках партнерского проекта “Крым сегодня”

Прямой эфир