“Искандеры”, “Калибры” и С-300: хватит ли России ракет для обстрелов Украины — мнения экспертов

Тактический ракетный комплекс "Искандер". Фото: naked-science.ru

Последняя ракетная атака Российской Федерации по Украине показала, что украинская противовоздушная оборона (ПВО) может довольно эффективно противостоять ракетным ударам со стороны армии РФ. 5 декабря российские войска выпустили по украинской территории более 70 ракет, из которых свыше 60 были сбиты.

О том, что россияне планируют нанести ракетный удар по украинской территории ранее предупреждали как представители политического руководства Украины, так и военное командование.

Так, согласно информации Воздушных сил ВСУ, 29 ноября существовала угроза ракетного обстрела с наземных носителей. В связи с этим, в тот день по всей Украине была объявлена воздушная тревога.

Помимо этого, на военном аэродроме в российском городе Энгельс спутник зафиксировал четыре бомбардировщика Ту-160 и 14 стратегических бомбардировщиков Ту-95МС, готовых к вылету. Суммарно эти самолеты могут нести порядка 130 крылатых ракет. На аэродроме также находились и самолеты обеспечения, в частности, четыре воздушных танкера Ил-78.

В свою очередь, руководство Военно-морских силах сообщило, что на боевое дежурство в Черное море впервые за последнее время вышли 12 российских кораблей, многие из которых имели на своем борту крылатые ракеты “Калибр”.

Данные, полученные из открытых и агентурных источников, позволяет говорить о том, что Россия не собирается прекращать обстрелы гражданской и энергетической инфраструктуры Украины, и имеет для этого еще достаточно ресурсов.

Запасы ракет и авиапарк ВВС РФ

Как заявил спикер Командования Воздушных сил Вооруженных сил Украины Юрий Игнат, в настоящее время Россия сконцентрировала на подступах к Украине несколько сотен самолетов-ракетоносителей, поэтому вполне возможно, что через некоторое время последуют новые ракетные удары.

“Один самолет Ту-95 может от восьми ракет нести, и их довольно-таки в РФ еще много. Все-таки сотни единиц техники — это около 300 — 400 самолетов в зависимости от обстановки находятся на подступах к Украине. Это и Беларусь, и оккупированный Крым, и территория России. Там около 40 аэродромов, есть там достаточно еще техники”, — сообщил Юрий Игнат.

Он отметил, что в последнее время Россия провела модернизацию самолетов, которые будут создавать угрозу на границе Украины.

“Ответ Западу — модернизации, которые провела Россия. Ну, нельзя сказать, что там модернизация — все-таки новый самолет, но создан на базе того же Су-27, который есть у нас на вооружении… Поэтому, выпустили еще партию, да, это определенная новая техника, которая появляется на фронте, будет создавать угрозу вокруг наших границ. Наше дело следить за небом и сбивать все воздушные цели”, — пояснил спикер.

Игнат подчеркнул, что самолеты четвертого поколения, которыми располагает Украина, по своим тактико-техническим характеристикам уступают этим модернизированным самолетам. Однако, в свою очередь, новым российским авиамоделям очень далеко до американских самолетов 5 — 6 поколения.

“Поэтому и настаивает Украина постоянно, и ведутся переговоры о предоставлении Украине западных образцов техники. Такой вариант реальный — это самолеты F-16, которые есть в мире, которые могли бы стать на вооружение авиации воздушных сил. И здесь тот широкий спектр вооружения, которое имеет этот самолет, может делать очень многие вещи и защищать небо от воздушных атак, сбивать крылатые ракеты, также очень эффективно и успешно работать по наземным целям. Вот поэтому ждем. Ждем этого политического решения, которое сможет расправить крылья нашей авиации воздушных сил”, — сказал спикер.

Что касается ракет, то в данный момент их точное количество не известно. Эксперты приводят различные цифры и данные.

Как заявил в эфире телемарафона министр обороны Украины Алексей Резников, на сегодняшний день российская армия превысила необходимый резерв использования крылатых и баллистических ракет.

“Они многое уже делали без просчета своих собственных последствий. Они действительно используют запас крылатых и баллистических ракет, во многих позициях зашли уже далеко за пределы необходимого им резерва на случай нападения на них. Если вы посмотрите на ракеты “Искандер”, их менее 13% у них осталось. Хотя правила говорят, что минимум 25%, а то и 30% нужно оставлять. До вчерашнего нападения “Калибров” было 37%, вчера они 20% отстреляли, соответственно, это где-то к 30% уже приближается”, — рассказал Резников.

Глава Минобороны подчеркнул, что в России упало производство некоторых типов ракет, а по некоторым из-за отсутствия составляющих вообще отсутствует. При этом, как отметил Резников, Россия имеет очень большой запас боеприпасов С-300, количество которых исчисляется тысячами.

“Они позволяют им быть не только ракетами противовоздушной обороны, они запускают их в режиме “земля-земля”. И таким образом пытаются терроризировать приграничные наши области или регионы, граничащие с временно оккупированными территориями — Харьковская область, Запорожье, Херсонская область, Донецкая и Луганская области. Поэтому они пока должны использовать этот ресурс”, — сообщил министр.

Начальник Главного управления разведки Кирилл Буданов в эфире телемарафона сообщил, что у России осталось ракет еще на несколько массированных ударов по Украине.

“На самом деле запасы высокоточного вооружения у РФ уже подходят к завершению. Они уже давно вошли в критический минимум. Производство новых ракет есть, но оно абсолютно мизерное по сравнению с тем количеством, которое они применяют. Реально у них осталось еще на несколько масштабных атак и они выйдут в полный ноль. Как мы видим, они уверенно к этому идут. Производство новых достаточно ограничено и производится только несколько типов высокоточного ракетного вооружения”, — рассказал Кирилл Буданов.

По данным Минобороны, в 2022 году в Российской Федерации произвели около 300 ракет. Но в то же время, за два месяца РФ выпустила по Украине порядка 400 снарядов, то есть больше, чем произвели оборонные предприятия России.

Военный эксперт Defence Express Иван Киричевский отметил, что до конца года в РФ успеют изготовить до 60 крылатых ракет типа Х-101 и столько же ракет типа “Калибр”. Таким образом, теоретически Украине нужно приготовиться как минимум к одному ракетному удару.

“Если брать среднюю цифру, что в одном ударе россияне отстреливают порядка 70 крылатых и баллистических ракет, у россиян есть запас как минимум еще на пять — восемь ракетных атак. Это без поправки на то, что они не потеряли возможность производить крылатые ракеты. Даже наоборот: с поправкой на военное время они темпы производства увеличили. Есть же еще другие специфические моменты. У них есть также крылатые ракеты для комплексов “Искандер”, и эти ракеты почему-то в статистике не проходят. Их количество, к сожалению, неизвестно”, — рассказал Киричевский.

Эксперт добавил, что в Российской Федерации есть еще множество других ракет иного радиуса действия.

“У россиян еще осталось, к сожалению, порядка 300 крылатых сверхзвуковых ракет типа Х-22, которыми уничтожили Кременчугский нефтеперерабатывающий завод. У них есть еще и ракеты меньшего радиуса действия, и поражать какую-то критическую инфраструктуру на удалении порядка 100 — 150 километров от линии фронта, к сожалению, возможности у них тоже есть. Для иллюстрации: в городе Запорожье, например, последние несколько недель не фиксируются прилеты дозвуковых крылатых ракет, но этот город постоянно обстреливается комплексами С-300. И как заявляет наше Минобороны, у россиян к таким комплексам есть минимум 6 тысяч ракет”, — констатировал эксперт.

В свою очередь, военный аналитик Алексей Гетьман считает, что к настоящему времени в России осталось порядка 120 баллистических ракет для ОТРК “Искандер” и по 200 высокоточных дальнобойных ракет Х-101 и Х-555. По его мнению, ВС РФ израсходовали уже больше половины своих ракетных запасов.

“На начало полномасштабного вторжения у них было 900 ракет “Искандер”, они готовы были использовать баллистические ракеты. Они использовали уже 700, осталось у них порядка 120 этих ракет. Что касается Х-101 и Х-555 — это высокоточные дальнобойные ракеты. У них было 500 Х-555 и 444 Х-101, их осталось 200 с чем-то каждую. То есть израсходовано больше половины тех и тех ракет. Ракет, которые давно израсходованы, Х-22 — это не высокоточные ракеты. Из того, что осталось, много ракет, которые они переделали из зенитно-ракетного комплекса С-300 в баллистическую ракету, но она не очень дальнобойная, она может стрелять зависит от того, какая модификация ракеты, но максимум до 200 км. То есть она не сможет атаковать, допустим, какие-то населенные пункты в центре Украины”, — сообщил Гетьман.

Читайте также: Гибель людей, разрушения, отключение света и воды: результаты ракетной атаки по Украине

Ракетные обстрелы как садистская стратегия Путина

Сколько будут продолжаться обстрелы? Какую цель преследует Путин, обстреливая ракетами Украину? Как Украина может защититься от ракетных атак России? Предоставит ли Запад Украине средства для защиты от российских ракет и ответных ударов по территории России?

Эти и другие вопросы в эфире телеканала FREEДОМ обсудили:

  • советник министра внутренних дел Украины Вадим Денисенко;
  • военно-политический эксперт группы “Информационное сопротивление” Александр Коваленко;
  • спикер Командования Воздушных сил Вооруженных сил Украины Юрий Игнат;
  • руководитель Центра военно-правовых исследований Александр Мусиенко;
  • обозреватель Deutsche Welle Константин Эггерт;
  • военно-политический эксперт Юрий Федоров;
  • военный эксперт Сергей Грабский.

— Генсек НАТО Йенс Столтенберг считает, что зимой РФ продолжит атаковать энергетическую систему инфраструктуру Украины. Насколько частыми могут быть такие ракетные атаки?

Вадим Денисенко: Исходя из аналогии с предыдущими неделями, мы можем сказать о том, что россиянам для того, чтобы подготовить массированный ракетный удар, необходимо минимум семь дней.

То есть, в принципе, самый большой промежуток между ракетными ударами был 13 дней, если не ошибаюсь. Вот, в принципе, в этих пределах им нужно время для того, чтобы собрать соответствующее количество ракет и запрограммировать цели по координатам.

То, что говорит наша разведка, наше Минобороны, им еще должно хватить максимум на три — четыре таких атаки. Если мы исходим из того, что они бьют 70 — 80 ракет за один запуск. В принципе, на большее у них, судя по всему, пока техники нет.

Вопрос в том, даст именно или дал уже Иран баллистические ракеты. Пока этого ответа у меня нет. Но если говорить только о запасах РФ, тут теоретически хватит на такое количество обстрелов.

Александр Коваленко: Удары будут продолжаться. Если мы говорим о том, что когда-то могут прекратиться эти удары — нет, они не прекратятся никогда.

В течение одного такого удара должно быть запущено от 70 до 100 ракет. Чтобы накопить такое количество, воспроизвести их, снять с хранения, восстановить, отправить на аэродромы, разместить на пусковых площадках, должен пройти какой-то промежуток времени.

Оптимистично звучит то, что паузы между этими ударами будут расти, поскольку производственный, восстановительный, логистический потенциал снижается.

Если мы сейчас можем говорить в среднем о паузах между ударами две недели, то через какой-то период времени это уже будет среднестатистически три недели, возрастет до четырех недель или месяца.

Александр Мусиенко: Очередной виток ракетного террора России начался 10 октября с нескольких десятков ракет. Коэффициент сбитых украинской ПВО ракет составлял порядка 55%.

Это я не считаю дроны еще, и не считаю массированный удар 23 ноября ракетами С-300 по Николаеву и по Харьковской области, который составлял уже практически около 100 ракет, коэффициент был 76%.  

Интенсивность, временные промежутки между ракетными ударами свидетельствуют о том, что России необходимо от недели до двух недель для того, чтобы собирать приблизительно до 100 ракет. По крайней мере, так было ранее. И это математика.

Соответственно, они увеличивали интенсивность ударов, а мы увеличивали количество сбитых ракет. Тут тоже математика в нашу пользу. И следующий момент: риски ракетных ударов существуют.

— Какая главная цель этих ракетных атак по Украине? В чем состоит вообще логика запусков ракет?

Константин Эггерт: Ракетный террор Путина по Украине будет продолжаться до тех пор, пока у него есть боеприпасы, а они у него, судя по всему, еще имеются.

Стратегия главы Кремля очевидная и простая – нанести максимальные разрушения, уничтожить максимум всего в Украине.

Этим он надеется на всеобщее опустошение, усталость и страх и в Украине, и на Западе. И тогда к нему придут и скажут: “Ну, давайте поговорим”.

Мне кажется, что такого рода воздушные тревоги и обстрелы не прекратятся. Я с ужасом думаю, что будет там в новогоднюю рождественскую ночь. Это их фирменный стиль, к сожалению.

Вадим Денисенко: Главная цель — это, безусловно, остановить страну, сделать так, чтобы у нас, в принципе был блэкаут не на сутки, а на недели. А когда у тебя мороз на улице и когда температура может опуститься ниже 10 градусов, это будет очень критично для всех городов Украины, к сожалению. Я думаю, что они рассчитывают на это.

Что касается информации в российских Telegram-каналах о том, что украинцы якобы скоро устанут сидеть без света воды и выйдут на улицы с протестами, то здесь мы имеем четкую работу их ИПСО (информационно-психологическая операция, — ред.).

И когда они и в своих пабликах, и особенно, запуская на украинскую территорию своих ботов, которые очень активно разгоняют историю о том, что нужно садиться за стол переговоров, нужно заставлять Зеленского останавливать эту войну, нужно выходить на улицу, пикетировать что-то — это чистейшей воды информационно-психологическая операция.

Юрий Федоров: Логику можно вычислить, наблюдая за конкретными действиями российских властей и командования. Можно предположить, что даты удара так или иначе коррелируются с определенными событиями, происходящими на фронте, или с определенными датами.

Так, первый удар был как бы приурочен к взрыву на Крымском мосту. Тут российской пропагандой создается впечатление, что такие удары наносятся как бы в отместку за те или иные действия ВСУ.

Но есть еще один момент, который обычно не упоминается. Дело в том, что ремонтные службы Украины довольно успешно справляются с восстановлением поврежденной инфраструктуры.

Поэтому я предполагаю, что Путин и его команда выбрали такую стратегию: пусть в Украине восстановят то, что могут восстановить, а мы потом ударим еще раз, чтобы все время держать не только в напряжении, чтобы создать впечатление о бессмысленности восстановительных работ.

Это скорее такой психологический момент, но очень важный. Потому что, если руководство Украины придет к выводу о том, что бессмысленно все восстанавливать, за этим последует еще удар, и вся работа, все усилия пойдут прахом.

Это реализация той людоедской стратегии, которой придерживается Владимир Путин. Он опирается на большую часть российского населения, и это делает его особенно опасным. Я думаю, что у него вот эти садистские комплексы развиты достаточно сильно.

— Ведется ли в Украине работа по производству или закупке средств защиты от ракетных атак?

Сергей Грабский: Надо понимать в первую очередь, что ни одна система ПВО не может гарантировать 100%-й защиты, потому что просто физически невозможно перехватить все воздушные цели.

А что касается усиления именно этих аспектов обороны, то, безусловно, ведется очень активная работа по созданию противовоздушной и противоракетной обороны. И мало того, международный интерес к этой проблеме очень высок, потому что все понимают, что Украина является только одним из эпизодов, и кто знает, как ситуация будет разворачиваться в XXI веке.

Сказать, что какой-то один комплекс, например, Patriot или HAWK, является панацеей от этого оружия, к сожалению, нельзя. Поэтому создается многоуровневая защита, куда входят и стрелковое вооружение, и зенитно-артиллерийские системы, и системы подавления дронов и ракетные системы уничтожения воздушных целей.

Она уже показывает, что эффективность этой работы уже видна воочию. Если стандартный уровень защиты от воздушных атак обеспечивает до 50% отражения всех целей, то в нашей ситуации мы имеем поражение объектов на уровне 65 — 70%, что является очень хорошим показателем.

Но мы понимаем, что те 35 — 30%, которые все-таки долетают, это поражение наших критических объектов. И эта ситуация остается достаточно сложной, исходя из того, какие объемы используются российскими оккупантами в случае атаки.

Но работа идет, мы наращиваем эти мощности, если можно так сказать. И я имею надежду, что со временем эффективность противовоздушной обороны будет возрастать и с помощью, конечно, союзников.

— Насколько изменились поставки вооружения Украине вооружения или систем ПВО после массированных обстрелов мирных украинских городов и населенных пунктов.

Юрий Игнат: Нужно понимать, что Запад ведет очень осторожную политику по передаче Украине вооружения. Есть шантаж государства-агрессора, есть угрозы ядерной кнопкой и так далее. Поэтому страны очень аккуратно предоставляют Украине вооружение.

Но нам бы очень хотелось иметь все и сейчас, и самолеты хотелось бы иметь, и средства противовоздушной обороны. То, что нам предоставили на сегодняшний день — это капля в море.

Спасибо Германии и США с Норвегией, которые поставили современные зенитно-ракетные комплексы, а также тяжелое вооружение, которое просто так в магазине не купишь. Нам предоставили IRIS-T, NASAMS. Они очень эффективно работают. IRIS-T действительно нельзя получить быстрее, потому что за это время его нельзя изготовить.

Но нам обещают в ближайшие месяцы предоставить системы, которые дополнят ту батарею, что есть в Украине. Что касается NASAMS, то это можно сделать гораздо быстрее.

Нужно политическое решение стран, у которых есть это вооружение. Это и Австралия, и Испания, и Соединенные Штаты, и 12 других стран.  Нам очень было бы неплохо иметь этот комплекс (NASAMS), который может работать в едином информационном поле с другими комплексами.

Поэтому Запад сегодня нам также поставляет системы HAWK, системы для противовоздушной обороны сухопутных войск, которые, прежде всего, будут работать по дронам-камикадзе.

То, что сегодня у нас есть из западного вооружения, крайне мало для того, чтобы более эффективно усилить систему противовоздушной обороны. Но у нас работает еще тот парк вооружения, который достался еще с Советского Союза, он был и есть в украинской армии, это основа нашего ПВО: С-300, “Бук-М1”.

Да, есть некоторое усиление и комплексами, и боекомплект от стран Центральной Европы, которые имели эти комплексы на вооружении. И поэтому эта вся система у нас работает, видите сами как. Есть довольно высокий показатель сбивания. Но нужно еще, потому что истощается система ПВО, и западные партнеры должны об этом знать.

Александр Мусиенко: Если мы посмотрим на промежуток времени, начиная где-то с 12 октября, это те числа, когда было заседание “Большой семерки” как раз после очередного обстрела и обострения ракетного террора против инфраструктурных объектов Украины.

И как раз на заседании “Семерки” было принято решение о необходимости расширения помощи Украине именно по линии средств противовоздушной обороны. После этого как раз происходил “Рамштайн”, где было решено, что Украине необходимо помочь создать целостную систему противовоздушной обороны.

И с тех пор мы видим, что решения, которые были приняты, обсуждались и на “Рамштайне”, и во время заседания “Большой семерки”, и на саммите НАТО, который проходил еще ранее в октябре. И на том, который проходил 29 и 30 ноября в Бухаресте.

Вопросы именно по предоставлению дополнительной помощи средств противовоздушной обороны были одними из приоритетных в сфере нашего военно-технического сотрудничества и предоставления помощи Украине.

За это время Украина получила комплексы Aspide, комплекс HAWK из Испании, французский комплекс Crotale, немецкий IRIS-T и американский NASAMS. И в принципе, сейчас продолжаются переговоры.

Мы ожидаем также поставку шведской системы противовоздушной обороны. Швеция приняла решение выделить военную помощь Украине. Основу этого нового пакета как раз составляют средства противовоздушной обороны. Вот таким образом сегодня происходит работа.

Буквально накануне Германия огласила о поставках дополнительных семи зенитных установок Gepard. Я даже не считаю решение о предоставлении ПЗРК ближнего радиуса действия, которые очень эффективны именно на фронтах для поддержания линии обороны и защиты именно сухопутных войск.

Поэтому можно подытожить и сказать, что буквально за период с середины октября и по сегодняшний день прогресс по предоставлению Украине помощи именно средствами противовоздушной обороны очевиден. И это еще не финал. То есть ожидается продолжение поставок.

Читайте также: Радикальный вариант защиты от российских ударов по Украине назвал военно-политический эксперт (ВИДЕО)