Эксперт о ситуации на фронте: Войска РФ боятся окружения ВСУ, поэтому пытаются расширить свои группировки на флангах

Западное вооружение позволяет ВСУ атаковать “болевые точки” РФ. Директор военных программ Украинского центра им. А. Разумкова Николай Сунгуровский в эфире марафона “FreeДОМ” на телеканале UA рассказал о том, сколько ресурсов необходимо России, чтобы окружить украинские войска на Донбассе.

— Почему для Вооруженных сил РФ остров Змеиный является стратегической точкой? 

— Остров Змеиный был бы достаточно серьезной стратегической военной целью, если бы продолжили делаться ставки на десантные операции. Проведение десантных операций на украинском побережье силами Черноморского флота. Тогда бы Змеиный был бы важной целью с точки зрения прикрытия сил с воздуха. Если бы там удалось разместить “С-300” — зенитно-ракетную систему, которая прикрывалась бы “Торами”, которые они пытались поставить и “Панцирем”, который был уничтожен. 

В остальном этот клочок земли военной значимости не представляет. Я не согласен с тем, что для России стоит за него драться. Хотя, Чернобаевка показала, что логика не всегда срабатывает. Они могут туда кидать сколько угодно сил для того, чтобы там их хоронить. 

Единственное, где он может сыграть роль это миротворческая операция. Она могла бы быть проведена под эгидой ООН, по разблокировке украинских портов и экспорте зерна. Змеиный лежит на перепутье морских коридоров, и с него мог бы осуществляться контроль эскортов с украинским зерном. 

— Российская пропаганда откровенно говорит о том, что Украина не может эффективно пользоваться западным вооружением вооружением. Как Вы можете это прокомментировать? Как западное вооружение меняет ситуацию на фронте? 

—Давайте не забывать, они говорят, что если Запад продолжит поставлять Украине помощь вооружением, то не исключен ядерный удар. Это говорит об оценке значимости россиянами нашей помощи. 

Помощь играет существенную роль. По дальности и по точности она превосходит российские образцы, и наши Вооруженные силы имеют возможность действовать по болевым точкам российской группировки. Это сосредоточение резервов, склады с оружием, логистические цепочки, по которым осуществляется подход, ротация сил и средств. Мы делаем так, чтобы российской группировке было трудно. 

К сожалению, по количеству и темпам поступления вооружения хватает для того, чтобы отчасти сдержать наступление на востоке, и обеспечить наш плацдарм на юге. Для проведения контрнаступательной операции вооружения недостаточно. 

Мы уже ждем прихода не техники в рамках “Рамштайн-3”, а морских транспортов с ленд-лизом. Это более масштабные поставки вооружения. Они дадут возможность осуществлять полномасштабные оперативно-тактические действия в рамках всей нашей наступательной группировки. 

— Какова вероятность того, что дорога Бахмут-Лисичанск, которая ведет к Лисичанску, будет обрезана Вооруженными силами Российской Федерации?

— Угроза есть и серьезная. Эта трасса простреливается российской артиллерией. Сейчас идет артиллерийская дуэль, посредством которой понятно соотношение сил. Россия имеет серьезные преимущества в средствах огневого поражения. На полную мощь работают Пермские пушечные заводы, которые обеспечивают разработку и производство артиллерии, реактивных систем и боеприпасов к ним. Это высокотехнологическая продукция. Недостатка в средствах огневого поражения Россия не испытывает. Испытываем мы. Это угроза, которая может привести к существенному ослаблению группировки, которая находится на острие наших сил и может привести к их окружению.

Мы не можем этого позволить. Все силы будут кинуты для того, чтобы этого не допустить. Мастерство наших военнослужащих, обеспечивает огромные потери россиян. Группировка истощается, несмотря на подход резервов. У них не хватает сил для того, чтобы выполнить цели, которые поставил Путин – выход на административные границы Луганской и Донецкой областей.

— Сколько необходимо России ресурсов, чтобы взять в окружение войска Украины в районе Золотого, Камышевахи, Орехового и Катериновки?

— Трудно сказать точное соотношение сил и средств. Те пропорции, которыми пытаются сейчас пользоваться “стандарты Второй мировой войны”, чтобы осуществить прорыв на фронте — не действуют. Наличие превосходства в огневых средствах и в авиации, дает возможность за несколько часов создать группировку, которая была бы способна осуществить тактические рывки и завершить окружение в этом регионе. Но россияне боятся действий, которыми пользовались вначале т.н. “специальной военной операции”. Т.е. прорываться на узких участках и попадать в окружение. 

Наши войска будут иметь возможность отрезать наступательную группировку противника, и самих их “взять в котел”. Они этого боятся и пытаются расширить свои группировки на флангах. Поэтому осуществляется подтягивание резервов. 30-40 новых батальйонно-тактических групп, их переброска на восточный и южный фланги.

Количество они не набрали. Был отпущен месяц для того, чтобы обучить новый резерв для действий на фронте. Их недостаточно. Они бросают не подготовленные подразделения, батальоны, полубатальоны и роты, чтобы заткнуть дырки на направлениях, где терпят поражения в результате действий нашей артиллерии.

Читайте также:

Реальные пенсии падают, а 20% трудоспособного населения “висят в воздухе” — эксперт рассказал об экономической ситуации в РФ

Страны ОДКБ не будут присоединяться к армии РФ, чтобы воевать с Украиной – Калиев

Военные РФ казнили журналиста Макса Левина после допросов и пыток — расследование RSF

Россияне устраивают утечки газа в оккупированном Луганске, чтобы мобилизовать мужчин — СБУ

Прямой эфир