Мы создали мем из слова HIMARS – Жданов о роли западных установок на фронте

Сейчас на фронте в Украине работают 16 реактивных систем залпового огня HIMARS (“Хаймарс”) разных типов. В ближайшее время их количество может вырасти до 25-30. Военный эксперт Олег Жданов в эфире марафона “FreeДОМ” на телеканале UA оценил возможности украинской армии на случай, если подобных установок будет больше.

Также он прокомментировал ситуацию на Донбассе. Руководство армии оккупанта поняло, что не в состоянии захватить Славянск и Краматорск, и пошло во фронтальное наступление в Авдеевке и Песках, одновременно пытаясь наступать на Бахмут. При этом и в Песках, и в Авдеевке есть вклинения противника, но в целом, по мнению Жданова, фронт удалось удержать. Ситуация на передовой будет меняться в пользу Украины в августе-сентябре, подчеркнул эксперт.

Как HIMARS меняют ситуацию на поле боя и почему в Минобороны РФ все чаще говорят об уничтожении этой системы едва ли не на каждом брифинге?

— У кого что болит, тот о том и говорит. Эти реактивные системы залпового огня существенно усложняют логистику. Противник ощущает довольно большие проблемы в плане обеспечения топливом, боеприпасами, продовольствием и поставок техники. Потому что мы накрывали неоднократно места скопления техники в глубине обороны противника. У них уже создался “синдром Хаймарсов”. К примеру, когда начался обстрел эшелона, который шел в Крым, военные просто разбежались. Они бросили этот эшелон, бросили технику и просто разбежались, потому что понимают, что высокоточные удары попадут именно в цель. Российской пропаганде очень важно вернуть боевой дух, веру в то, что HIMARS больше нет, что их не стоит бояться. Поэтому они очень часто стали упоминать, что уничтожили эту технику.

Мы победили в информационной, психологической операции. Мы создали мем из слова “Хаймарс”, которое действительно вызывает дрожь в руках у российского солдата. Ведь система М270 в два раза мощнее при тех же самых тактико-технических характеристиках.

В марте Украина делала запрос на 50 единиц HIMARS. Этого количества должно быть достаточно для освобождения условного Херсона. А если говорить о чем-то большем, например, о сотне единиц таких систем? Это как-то изменит ситуацию на фронте?

— Сто единиц HIMARS кардинально поменяют ситуацию на фронте. Тогда бы мы смогли создать несколько маневренных или ударных групп реактивной артиллерии, которые в ближайшей глубине обороны противника меняли бы полностью ситуацию, связанную с логистикой и обеспечением переднего края.

Но на сегодняшний день самое оптимистичное, что я слышал – в Конгрессе Соединенных Штатов говорят, что могут увеличить количество HIMARS до 25-30 единиц. К тому же установок М270 у США больше, чем HIMARS. Есть еще системы MARS II (“Марс 2”) – это немецкий лицензионный брат М270. Он точно такой же, только произведен в Германии по лицензии системы М270.

У армии США достаточное количество сухопутных дивизий, которые сейчас не задействованы…

— Они находятся на хранении в виде военных баз и разворачиваются только по необходимости. Об этом стоило бы поговорить нашим переговорщикам. С 1 октября военные заводы начнут выпускать вооружение. Так, может быть, предложить Соединенным Штатам, чтобы они нам дали свое вооружение с хранения, а себе пополнили запасы уже более новым оружием? Ладно, мы потерпим.

Есть мнение, что к зиме должны закончиться активные боевые действия. Но время поджимает. Осенью Россия планирует провести так называемый “референдум” в захваченном Херсоне.

— С одной стороны, как военный я понимаю позицию министра обороны Алексея Резникова о том, что не нужно оглашать результаты конференции “Рамшайн-4” – пусть это будет неприятный сюрприз для врага на поле боя. А с другой стороны, конечно же, мы переживаем, потому что не понимаем, сколько и чего нам пообещали на “Рамшайн-4” и как идут поставки этого вооружения. В принципе, мы оговорили всю номенклатуру. Пока мы еще не получаем системы противоракетной обороны и авиацию. Вот с этим задержка. Все остальное, что оговаривала Украина, мы получаем. Если объемы вооружений будут достаточными, мы могли бы создавать новые бригады на базе западного вооружения, то есть фактически формировать новую модернизированную армию под западный стандарт. И тогда мы будем уверены, что в конце августа или в первой половине сентября сможем кардинально менять ситуацию. Пока что мы продолжаем этап позиционной войны и ведения оборонной операции.

Какое ваше мнение по поводу одной из самых горячих точек в Донецкой области – поселка Пески?

— Населенный пункт находится под нашим контролем и туда подошел резерв с нашей артиллерией. И сейчас ситуация более-менее стабилизировалась. Российские войска попытались прорвать нашу оборону, потому что там она укреплена с 2014 года. Если бы не прорыв российских войск через Чонгар и быстрый захват побережья Азова, то линия обороны, которая шла до самого Мариуполя, стояла бы до сих пор. В Донецкой области на участке Авдеевка – Пески линия обороны не сместилась практически ни на метр. За исключением небольших вклиниваний в районе этих двух населенных пунктов. Это все, что они смогли сделать за пять с половиной месяцев войны. Они пытаются прорвать эту линию обороны, они концентрируют там свои усилия. Но участки фронта, на которых они в состоянии сконцентрировать такие усилия, становятся все меньше и меньше. Они ограничились вообще двумя населенными пунктами. И нам при этом удалось при такой концентрации удержать ситуацию и более-менее ее стабилизировать.

Читайте также: Армия РФ пытается вытеснить ВСУ с занятых позиций и создать условия для наступления на Донетчину — Гайдай

В чем стратегическая важность Песок и Марьнки?

— Важность Марьинки и Авдеевки в том, что они практически примыкают к Донецку. А Пески – немножко в стороне. Но в любом случае они начали пробивать брешь и пытаются ее пробить до конца для того, чтобы прорвать нашу оборону. Российские войска поняли, что со стороны Славянска и Краматорска не зайдут в Донецкую область. Кстати, сегодня на Славянском направлении боевые действия менее активные, чем были еще неделю или две назад. Они с юго-востока заходят, пытаются штурмовать Бахмут со всех сторон, и решили в лоб пробивать нашу оборону от Авдеевки до Песок. Вот на этом участке. Это, кстати, единственный участок, который остался еще на линии обороны 2014 года.

В Донецке прогремел взрыв 4 августа. HIMARS могут доставать до Донецка? Бьют ли Вооруженные силы Украины по стратегически неважным местам, таким как Донбасс Палас”?

— HIMARS могут доставать до Донецка. Но нет смысла стрелять по гражданским людям. Это же наши граждане. К тому же слишком дорогие снаряды. Какой смысл убивать гражданских и делать мирных людей своими врагами? Тем более наши партнеры, которые поставляют нам системы HIMARS, могут отслеживать все их цели. При необходимости можно просто сделать распечатку всех целей, по которым были сделаны удары.

Я вполне допускаю, что это спецоперация по дискредитации и дегуманизации Вооруженных сил Украины. Тем более, если там были местные жители, то для российских спецслужб это вообще расходный материал. Посмотрите, как они обращаются с местными, которых они принудительно отмобилизовали и отправили на фронт.

Сейчас российские СМИ разгоняют информацию о том, что Киев сбывает полученное западное оружие на черном рынке. HIMARS тяжело продать. А что по поводу автоматов и другого оружия, которое проще спрятать и вывезти?  

— Каждый автомат имеет номер. Если у вас есть данные о какой-то незаконной сделке, опубликуйте перечень номенклатуры и пару серийных номеров оружия, которое находится в этой партии. И тогда будет сразу понятно. Историю оружия очень легко отслеживать по его серийному номеру. То есть должны быть не просто заявления. Должна быть хоть какая-нибудь аргументация, подтверждающая эти слова. Но я думаю, что точку в этом деле поставят те аудиторы, которые были назначены Конгрессом США для контроля за поставками вооружений в Украину. И которые, насколько я знаю, сегодня приступили к аудиту в Министерстве обороны. Пока никаких громких заявлений не было. Надеюсь, что и до конца их аудита тоже не появятся. При дефиците оружия и потребностях наших вооруженных сил, я думаю, что такая продажа практически невозможна.

Читайте также: “Отражатели” не спасут россиян от артсистем ВСУ, а HIMARS недосягаемы для “Смерчей” и “Ураганов” РФ: Мусиенко рассказал о ситуации на фронте

С помощью систем реактивного залпового огня HIMARS украинские защитники уничтожают вражеские пункты управления и склады с боеприпасами. Это позволило уменьшить количество обстрелов со стороны российской армии. Об этом в эфире марафона “FreeДОМ” на телеканале UA рассказал заместитель начальника Генштаба ВСУ (2006-2010 гг.), генерал-лейтенант запаса Игорь Романенко.

Украина делает все, чтобы защитить людей, живущих в Донецкой области. Оставаться в регионе очень опасно, необходимо эвакуироваться. Эвакуированным предоставляется денежная поддержка, жилье, питание и медицинская помощь. Об этом сообщила спикер Донецкой областной военной администрации Татьяна Игнатченко.