Россия использует гражданских заложников в военных целях – правозащитник

Россия еще перед началом полномасштабного вторжения в Украину вывезла из оккупированных районов Донбасса большое количество женщин и детей, назвав это “эвакуацией”. Часть этих людей вернулись домой, часть – не смогли, однако и находясь в российских отдаленных городах, испытывают сложности – нет ни денег, ни работы.

Кроме того, часть вывезенных людей попадают в места несвободы. Не пройдя проверку в фильтрационном лагере, можно оказаться гражданским заложником. Захочет ли Россия обменивать таких людей или освобождать по доброй воле – открытый вопрос, ведь это тактика Кремля.

Подробно об этом журналисты UA поговорили с украинским правозащитником Александром Павличенко в эфире марафона “FreeДОМ”.

— Российские госчиновники заявляют, что вывезли из отдельной украинской территорий почти 2 миллиона человек. Можно ли сказать, что 2 миллиона украинцев сейчас в плену у Российской Федерации, и в дальнейшем, наши сограждане могут стать ресурсом для обмена с РФ?

— Эти граждане не будут ресурсом для обмена. Это, скорее всего, заложники. Они не являются пленными, если говорить об их статусе. Потому что для того, чтобы быть пленным, нужно находиться в местах несвободы, и подвергаться определенному режиму. Часть из тех, кого вывозят, попадают в фильтрационные лагеря. Тех, кого подозревают как активных участников движения сопротивления или Вооруженных сил Украины, заключают в места несвободы. Они являются по факту настоящими пленными. Их число – до тысячи человек.

— Чем отличается обмен удерживаемых гражданских лиц от обмена военными? Есть существенная разница?

— До 24 февраля обменов не было. Были взаимные освобождения. С украинской стороны были военнослужащие Российской Федерации, или те, кто был осужден за коллаборационизм, имели уголовные приговоры, а с российской стороны были люди, которых мы называем политически преследуемыми. Это Сенцов, Асеев, целая группа крымских татар и так далее. Таких взаимных освобождений было не очень много. Их было буквально четыре больших, и несколько небольших. Не было различия между военными и гражданскими. На сегодняшний день очень четко определены категории военнослужащих, которые являются военнопленными и гражданских заложников.

Россия использует людей в качестве заложников для своих целей. Напомню, что из Киевской области были вывезены через территорию Беларуси десятки людей, которые находились в местах несвободы, в таких же фильтрационных лагерях, или содержались в местах, близких к местам несвободы, не имея возможности ни приехать, ни уехать, ни вернуться. И фактически они являются заложниками, что позволяет говорить о том, что РФ — это государство-террорист.

Таких людей не на кого менять, потому что у нас нет такой категории лиц. Украина не берет в плен для того, чтобы удерживать заложников с целью живого щита. Поэтому здесь может быть только политическое урегулирование, требование вернуть этих людей, освободив их, дав возможность им свободно выехать, потому что к ним нет никаких претензий, как к комбатантам. Они не являются участниками боевых сражений, боевых действий. Это мирные жители, и их лишение свободы насильственное перемещение является прямым нарушением Третьей Женевской конвенции по обращению с гражданскими лицами. Россия плевать хотела на все международные правила. Но это все записывается, и эти преступления станут также объектом расследования, и мотивом для вынесения решения международных судебных инстанций. Поэтому, когда совершаются преступления, наверное, есть ощущение своей силы и безнаказанности. Но, когда приходит пора расплачиваться, тогда все будут там рассказывать, какие они были зависимые, и что они действовали по какому-то принуждению. Я имею в виду, если будут сидеть на скамье подсудимые Шойгу, Лавров и прочая верхушка, которая принимает решение, и оправдывает эти преступления.

— Как проходит обмен военными?

— Этим сейчас занимаются две структуры: Главное управление разведки Генштаба Вооруженных сил, и Центр в Службе безопасности Украины, который координирует эту работу. Они имеют списки военнопленных. И принимают решение о том, как, когда и в каких количествах могут быть обменены россияне, которые находятся в плену в Украине. Так же они контролируют ситуацию с обменом, предложенным российской стороной. В первую очередь принимается во внимание состояние здоровья, опасность пребывания в плену для здоровья, для жизни военнопленных. Напомню, что российская сторона не очень соблюдает правила. И у нас есть информация и о применении пыток, и о смерти военнопленных в разных местах несвободы. Но это отдельная тема для разговора.

Также по теме:

Украина предоставит европейцам в ПАСЕ факты о насилии со стороны российских военных – нардеп

Ермак: Пленные защитники “Азовстали” живы, но условия их содержания неизвестны

Прямой эфир