Почему Путин боится вступления Украины в НАТО: “5 вопросов” с политологом Андреем Кучером

Фото с сайта nato.int

Президент Украины Владимир Зеленский во время визита на саммит “Восточного партнерства” в Брюсселе встретился с премьерами Австрии, Бельгии и Испании, и на этих встречах просил эти страны поддержать будущее вступление Украины в ЕС. Также он заявил, что Украина готова к любому формату переговоров с РФ для урегулирования ситуации на Донбассе. 

Пойдет ли Путин на такие переговоры и почему он использует ситуацию на Донбассе как рычаг давления на Украину – рассказал политолог Андрей Кучер в программе “5 вопросов” телеканала UA

Ведущий – Олег Борисов.

– Пойдет ли Россия на переговоры с Украиной? 

– Президент РФ Владимир Путин недавно заявил, что он не против встретиться с Зеленским. Однако он не понимает, в чем смысл такой встречи, поскольку Российская Федерация якобы не является стороной конфликта. Этот тезис всё больше звучит в российских СМИ, поэтому, я думаю, здесь больше стоит вопрос эффективности такой встречи, поскольку Путин должен быть готов и иметь определенное решение для того, чтобы встречаться с Зеленским.

У нас есть вопрос по поводу военнопленных, он стоит на месте после последнего обмена военнопленным. У нас есть вопрос нагнетания ситуации на границе. Поэтому ехать (на переговоры, – ред.) без решения – это всё тщетно. Поэтому, чтобы приехать к Путину с таким решением, по моему мнению, должен должна пройти череда таких встреч, как видеоконференция Байдена и Путина, чтобы было конкретное решение. И тогда Зеленский сможет приехать договариваться. 

Ведь, давайте представим, что Зеленский приезжает к Путину, они встречаются, и ничего не происходит. Рейтинг президента может обвалиться. Поэтому такие вещи нужно продумывать, чтобы был реальный эффект. А в каком формате – будет ли это расширение Нормандского формата или встреча на фоне какой-то другой конференции – это уже второстепенный вопрос. Поэтому повторюсь: важно понимать, чтобы у Путина также было понимание решения конкретного вопроса, а не просто поговорить. 

– Вы сказали об эффективности. Такие встречи помогут ее добиться? 

– Нет одного рецепта или панацеи. Это комплекс работ. Мы имеем ситуацию, где есть гибридная война, а ее инициатор – достаточно непрогнозируемый и тоталитарный лидер. Поэтому нужно бить во все колокола и максимально стараться притянуть к себе всё внимание. 

В Европе, в мире у других стран есть свои проблемы, есть свои национальные интересы и, мягко говоря, им может быть не до Украины. Но очень важно, и я думаю, что за этим будущее, – сейчас максимально сфокусировать международное внимание на Украине, на решении проблемы, на том, что Россия может напасть на Украину, а это угроза всем остальным. Не только соседям, а в целом стабильности и Европы, и мира. Поэтому я думаю, что только вытягивая на встречи, на реальную полемику международных партнеров, можно достичь какого-то давления на Путина. 

Мы работаем только в дипломатическом направлении. Такого быть не должно. Нужно комплексно подходить – военно, дипломатически, экономически. Любой способ нам подходит, лишь бы решить ситуацию на Донбассе.

– Украинская армия постепенно переходит на стандарты НАТО, а членство в Альянсе является одним из внешнеполитических приоритетов Украины. При этом Путин использует Донбасс и эскалацию конфликта как рычаг для давления на Украину и мир. Можно ли как-то исправить эту ситуацию?

– Путин как раз для этого и создал ситуацию на Донбассе, для давления. Потому что ситуация в Приднестровье, которая была создана по похожему сценарию, – там воспользоваться нечем. А Донбасс ближе к Европе, и Украина – центр Европы, поэтому это более эффективный метод. 

У Путина его любимый инструмент – это шантаж. Он постоянно нагнетает ситуацию, дает какие-то негативные импульсы. Как только Путину будет что-то не угодно, он может накалять ситуацию на Донбассе, и таким образом отвлечь внимание от своих каких-то проблем. 

Путин знает и понимает проблемы Европы, хотя он с ними партнеры, он с Европой сотрудничает. Он как бы не против Европейского Союза, тем не менее он четко бьет по больным точкам Евросоюза. “Северный поток-2”, повышение цен на газ, миграционный кризис на польско-белорусской границе. Тем не менее никто из европейских стран не может жестко отреагировать на это. Кроме Британии, потому что она менее зависима от сотрудничества с РФ. 

Это всё говорит о том, что Путин продолжает пользоваться триггерами. И это говорит о том, что эти триггеры работают. Поэтому, к сожалению, в нашей ситуации мы заложники и просто являемся инструментом для Российской Федерации, к сожалению. 

Путин больше всего боится, что НАТО зайдет в Украину, разместить здесь военные базы, установки. Даже если мы проведем военные учения, для Путина это плохо, потому что это будет считаться проигрышной внутренней ситуацией для Путина. Поэтому основное его требование – это недопущение НАТО на территорию Украины. Он уже закрыл глаза на евроинтеграционный курс Украины. Имеется в виду экономически, но в военном плане он будет очень сильно требовать, чтобы не случилось слияния Украины с НАТО.

Прямой эфир