Больше, чем просто “обеспокоенность”: резолюцию стран НАТО о признании террористического режима РФ оценили эксперты

Владимир Зеленский во время выступления на Парламентской ассамблее НАТО. Фото: facebook.com/cherneve

Парламентская ассамблея НАТО признала Россию государством — террористом и призвала создать специальный международный трибунал для наказания российских преступников, среди которых должны быть не только исполнители, но и высшее политическое руководство.

В резолюции также учтены и другие пожелания Украины. К примеру, увеличение поставок вооружения, а также разработка конкретных механизмов, которые позволят Украине стать членом НАТО.

Согласно документу, страны — участницы НАТО должны в дальнейшем разработать пути взыскания репараций с Российской Федерации за тот ущерб, который был нанесен Украине.

По отдельности некоторые страны на национальном уровне уже признали Россию спонсором терроризма. К примеру, так сделали Латвия и Польша.

Европейский парламент в среду, 23 ноября, также должен проголосовать за резолюцию, в которой РФ признана государством — спонсором терроризма.

Еще один мощный партнер Украины — США предпринимает попытки, чтобы принять аналогичное решение. В сентябре президент США Джо Байден отказался включать Россию в список государств-спонсоров терроризма. В Белом доме пояснили, что такой шаг может привести к ослаблению поддержки Украины и поставит под угрозу экспорт зерна. Тем не менее, в Конгресс США внесены три законопроекта о российской агрессии против Украины: о признании РФ государством-спонсором терроризма и признании действий России в Украине геноцидом. 

В эфире телеканала FREEДOM эксперты и чиновники поделились своими мнениями о том, что значит решение Парламентской ассамблеи НАТО.

Спикеры:

  • Ростислав Смирнов, советник министра внутренних дел Украины
  • Александр Павличенко, исполнительный директор Украинского Хельсинского союза по правам человека
  • Егор Чернев, народный депутат Украины, председатель постоянной делегации Украины в Парламентской ассамблее НАТО
  • Андрей Сидельников, российский оппозиционер, политэмигрант, лидер международного движения “Говорите громче!”
  • Ксения Смирнова, журналистка, ведущая телеканала FREEДОМ

Если Россия признана страной спонсором терроризма, то…

Смирнов: Решение о признании РФ страной — спонсором терроризма, во-первых, усиливает санкции. Во-вторых, есть ряд моментов, которые призваны давить именно на сотрудничество в секторе военно-промышленного комплекса. И, в-третьих, санкции также предусматриваются на страны, которые торгуют со страной-террористом или страной-спонсором терроризма. То есть будут наложены санкции не только на Россию, но и на Иран, который должен задуматься над продажей дронов-камикадзе и другого оружия.

Чернев: Это дает базу и дополнительные аргументы для принятия такого решения в национальных парламентах стран НАТО, для того, чтобы они уже принимали решение о юридических последствиях для РФ. Они будут означать изоляцию и разрыв любых отношений с государством-террористом, потому что никаких отношений с террористами не может быть. И экономические, и политические, и дипломатические, и культурные связи должны быть разрушены, разорваны после того, как национальные парламенты примут решение по признанию российской стороны-террористам. Когда есть такое коллективное решение, это дает больше аргументов для национальных парламентов.

Все резолюции, которые принимаются в Парламентской ассамблее, носят рекомендательный характер, но являются все-таки политическим волеизъявлением и показывает, что западный мир готов идти по пути изоляции Российской Федерации.

Павличенко: Парламентские ассамблеи НАТО и Совета Европы в действительности – консультативные. И их решения не носят обязывающий характер. Но руководящие органы, которые существуют в структуре этой организации, руководствуются рекомендациями, которые принимаются на их Парламентских ассамблеях. Поэтому это не просто “обеспокоенность”. Речь идет о том, что формулируется позиция блока на уровне каждого из государств. И это — демократическая составляющая деятельности НАТО. В дальнейшем их политика формируется с учетом этих рекомендаций.

Рекомендательные документы, которые принимаются той же Парламентской ассамблеей, не могут остановить боевых действий. Но вместе с тем мы говорим о том, что эта организация на высшем политическом уровне приняла для себя четкое решение, что Россия является государством-террористом. Это было впервые сделано за всю историю существования НАТО.

Сидельников: Это хорошее, но, к сожалению, запоздалое решение. Этим нужно было заниматься еще до начала активных военных действий, которые начались 24 февраля. Чем быстрее западные политики и западное общество поймут, что режим, который на сегодняшний день существует в России, должен быть уничтожен, а не просто нужно выиграть, чтобы Путин подписал капитуляцию, тем быстрее над головами украинцев появится мирное небо.

На протяжении последних двух месяцев США ведут работу над признанием РФ спонсором терроризма. Работа велась бывшей главой Палаты представителей США Нэнси Пелоси. Как поведет себя Республиканская партия мы пока еще не видим и не знаем. Узнаем это в ближайшем будущем, потому что от позиции Соединенных Штатов зависит очень многое.

В принятии подобных решений Европа всегда была позади США. Сегодня же Европа задает тон, и мы видим прекрасно, что парламенты разных стран уже признали Россию страной — спонсором терроризма.

Если мир создает специальный трибунал для РФ, то…

Чернев: Мы сейчас проводим достаточно широкую провокационную кампанию среди наших партнеров, чтобы каждый из них поддержал нас потом уже на Генеральной ассамблее НАТО по поводу решения о создании специального трибунала, потому что это решение должно быть принято именно Генассамблеей. Решения, принятые на парламентских ассамблеях, тоже дают больше оснований для поддержки национальных представителей в Генассамблее ООН и общего решения о создании трибунала.

Специальный трибунал будет о факте агрессии. Я напомню, что есть международный криминальный суд при ООН, который тоже занимается расследованием военных преступлений. И национальное законодательство нам позволяет тоже расследовать это. Поэтому мы здесь в связке работаем. Но, к сожалению, руководство Российской Федерации, президент, парламент, глава правительства, министр иностранных дел, министр обороны — все имеют иммунитет. И для того, чтобы конкретно по ним расследовать преступления агрессии, создается специальный трибунал. И в принципе, факт агрессии доказать намного проще, потому что все прекрасно видели выступления и Путина, и так называемого Совета безопасности РФ, которые приняли решение начать военные действия или так называемую “спецоперацию” против Украины.

Смирнов: В ситуации с международным трибуналом есть один момент, который нужно обойти.

Блоки по безопасности, которые были созданы после Второй мировой войны, в том числе ООН и другие организации по-другому трактовали, кто является врагом, потенциальной угрозой и так далее. Россия является членом Совбеза ООН. И только этот орган может инициировать открытие политического трибунала в Гааге. Мы, конечно же, понимаем, что нам не удастся инициировать это, потому что Российская Федерация как член Совбеза ООН в любой момент может наложить вето.

Есть несколько путей обхода этой сложности. Во-первых, это может быть не только суд Гааги, а, частично Международный уголовный суд. А во-вторых, идет обсуждение создания нового суда, который будет иметь чуть другие полномочия. Также можно исключить Российскую Федерацию из ООН или же изменить механизм голосования.

Павличенко: Привлечение к ответственности не только рядовых исполнителей, но и высшее военно-политическое руководство РФ за осуществляемые агрессию — это, один из необходимых политических шагов, которые требуются для того, чтобы легитимизировать процесс создания международного трибунала по привлечению России как страны агрессора, к ответственности и осуждению. Такие решения не останавливают военные действия, тем более, что они принимаются во время горячих событий. Но, тем не менее, это очень четкий сигнал для России, что она воспринимается и оценивается. Она уже получила политическую оценку и характеристику. Она оценивается как страна-агрессор, как государство, обвиняемое в совершении военных преступлений и преступлений агрессии, прежде всего. То есть это государство, которое нарушает нормы международного гуманитарного права. И выход из этой ситуации для России невозможен ни военным путем, ни путем дипломатических переговоров. Она не может быть отпущена без того, чтобы понести наказание. И то, что Россия продолжает террористическую деятельность или, скажем, свою преступную деятельность, это еще усугубляет ситуацию компенсации и расплаты в будущем.

Начинается зимний период и отключение электричества. Кроме неудобств, они могут также составлять и риск для жизни, для отдельных групп населения. Это часть из той политики, которая осуществляется в России с тем, чтобы, собственно говоря, через давление на гражданское население вынудить принять ее предложение о каком-то урегулировании конфликта. Но другого урегулирования, кроме как поставить Россию на колени, заставить поднять ее руки, принудить заплатить репарации и выдать всех военных преступников для того, чтобы они понесли заслуженное наказание, нет.

Решение о том, что Россия должна понести наказание и для этого должен быть создан специальный трибунал — это тоже фактически новелла для этой организации. И это очень сильное политическое решение, которое нашло подтверждение на уровне каждой из делегаций, потому что “за” проголосовали все 30 стран без исключения. Оно может быть усилено и на уровне Европейского Союза, и точно также на уровне Организации Объединенных Наций, потому что эти государства являются достаточно сильными, авторитетными, и они демонстрируют позицию, которая объединяет вокруг себя не только государства — члены Североатлантического блока, но и достаточно большое количество государств, которые им симпатизируют и поддерживают с ними дипломатические отношения.

Смирнова: Главное не столько признание, сколько то, что за этим последует. Если раньше мы обсуждали с экспертами, что пока это только символ, то теперь, по крайней мере, западные страны уже понимают, зачем они это делают. Это откроет возможность для того, чтобы принимать на законодательном уровне какие-то дальнейшие решения, чтобы еще до создания этого трибунала можно было создавать прецеденты для привлечения к ответственности, чтобы собирать доказательную базу. И я так понимаю, что это будет уже на уровне европейского сообщества.

Доказательная база будет собираться до создания трибунала, потому что уже открыто заявлено, что это решение будет первым шагом к признанию Владимира Путина военным преступником. Это уже акт, на основании которого будут меняться отдельные законодательные нормы Европейского Союза, усиливаться ответственность, которая потом в трибунале будет в виде конкретных решений суда.

Читайте также: Признание России страной-спонсором терроризма будет иметь последствия для ее экономики, — Денисенко (ВИДЕО)

Прямой эфир