Седьмой пакет санкций ЕС против РФ коснется газа, но полного эмбарго не будет — Рябцев

Россия попыталась разобщить страны Европейского Союза, используя так называемое газовое оружие. Получилось ли у страны-агрессора это, журналисты UA поговорили с экспертом энергетического рынка Геннадием Рябцевым в эфире марафона “FreeДОМ”.

— Давайте разъясним, почему не очень хорошо то, что некоторые страны, согласились в рублях рассчитываться за российский газ, и почему этого, в принципе, не должно было быть? И была ли у них альтернатива отказаться от такой практики?

— Дело в том, что за газ платят не государства, а частные компании. Если частная компания считает, что отказ от новых условий может привести к разрыву контрактов или к каким-то проблемам, и они не хотят этого допустить, то, понятное дело, они принимают те условия, которые выдвигает поставщик. Упрекать частный бизнес в том, что он соглашается на новые условия, вряд ли, возможно. Что же касается этой самой оплаты, по большому счету, это фикция. Вся эта история была задумана только для того, чтобы защитить от санкций “Газпромбанк” и сделать так, чтобы европейские компании, которые имеют долгосрочные контракты с “Газпромом” или “Газпромэкспортом”, открывали в этих банках два счета. Один счет — в евро, в котором и продолжается оплата, а другой — в рублях, поскольку евро, которые поступают на первый счет, конвертируется в российские рубли путем продажи евро на московской бирже, и после этого в рублях осуществляется оплата уже на счета “Газпрома” и “Газпромэкспорта”. То есть, по сути, никакого перевода в оплату в рублях не произошло. Может быть, поэтому большинство частных компаний решили, что нет никаких сложностей в том, чтобы открывать счета вот именно в этом банке, тем более, что сейчас весьма сложно вести расчеты с российскими компаниями, так как существует вероятность, что тот банк, через который ведутся расчеты или попадет под прямые санкции, или уже попал под санкции, или там все переводы, связанные с российскими государственными компаниями, не осуществляются из-за опасения вторичных санкций акционерами банка. Это, кстати, касается не только американских, британских или европейских банков. Даже национальные банки Китайской Народной Республики избегают расчетов с российскими компаниями, опасаясь того, что они попадут под вторичные санкции тех же самых Соединенных Штатов и Европейского Союза.

— Но вместе с тем японские власти дали рекомендации еще раннее частным компаниям Японии не идти на эти уступки Кремлю и не платить в рублях.

— Правительства могут давать рекомендации, безусловно, но принудить компании, частный бизнес делать то, что с их точки зрения является нецелесообразным, невозможно. Именно в этом же и состоит рыночная система, именно на этом базируются все взаимоотношения, в том числе, и в Европейском Союзе. Поэтому здесь, безусловно, Россия попыталась вбить клин между государствами-членами Европейского Союза, снова использовала газовое оружие. Но мы видим, что результаты использования этого оружия оказались прямо противоположными, то есть Европа просто приняла решение о том, что российский газ является токсичным, и что от него следует отказаться в самое ближайшее время. Безусловно, самое ближайшее время не означает, что российские поставки прекратятся в нынешнем году или в следующем. Однако то, что план принят и он будет реализован до 2027 года, означает, что в Российская Федерация просто потеряет инструменты воздействия на тот же самый Европейский Союз и на весь мир уже в течение ближайших пяти лет.

— Те компании, которые согласились сейчас, так или иначе, платить в рублях, хотя, действительно, по контракту это выглядит несколько странно, но тем не менее, полагаются ли им, возможно, санкции? Вы хотя и всё списываете на то, что тут рыночная экономика, но, когда нужно, все механизмы рыночной экономики очень быстро подвергаются моделированию. Никто сейчас из игроков рыночной экономики особо не стремится как-либо торговать с Российской Федерацией.

— Поскольку 7-й пакет санкций лишь на подходе, и газовый контекст в нём, хотя и будет, но вряд ли, принятое решение будет включать полное эмбарго на поставки российского природного газа европейским потребителям, никакого прямого запрета на принятие или непринятие новых условий оплаты за российский газ, то есть, никаких санкций за это не предусмотрено. Более того, целый ряд национальных правительств официально объявили о том, что этот вопрос передается в компетенцию именно руководства тех компаний, которые обеспечивают поставки российского газа европейским потребителям. Но, к сожалению, это объективная реальность, поскольку без поставок этого газа будет сложно наполнить подземные газовые хранилища Европейского Союза, и не только подземные, но газовые хранилища и обеспечить нормальное прохождение отопительного сезона. Опять же, к сожалению, в течение 50 лет, сначала Советский Союза, затем Российская Федерация целенаправленно формировала зависимость европейских потребителей от поставок собственных энергоносителей. Строилась многомиллиардная и избыточная трубопроводная система, покупались компании по хранению газа.

К сожалению, это игнорирование вопросов энергетической и экономической безопасности сыграло с государствами-членами Европейского Союза злую шутку. Обеспечивая для себя достаточно низкие цены закупки российских носителей и большие объемы таких закупок, они оказались перед фактом, что внешняя, третья, страна получила в свои руки очень серьезный рычаг влияния на внутреннюю и внешнюю политику не только отдельных государств Европы, но и всего Европейского Союза. Поэтому просто уменьшить зависимость, отказавшись от нее быстро, физически и объективно невозможно. Мы вряд ли можем требовать от европейцев выполнение всех тех, вполне обоснованных, требований Украины для того, чтобы ограничить возможности Российской Федерации по ведению захватнической войны.

Как Вы смотрите на оценки экспертов, которые говорят, что санкции, в общем, не очень-то эффективно срабатывают, что продажи у россиян их энергоносителей будут продолжаться, несмотря на экономическую политику Евросоюза? Или рано делать такие выводы?

— Не нужно думать, что эффект от санкций – это эффект скорый. Он является комплексным и растянутым во времени. На самом деле, то же нефтяное эмбарго заработает лишь со следующего года, с февраля, а, может быть, некоторые санкции заработают и с середины будущего года. Поэтому говорить о том, что под влиянием санкций Россия пойдет на какие-то уступки, было бы наивно. Кроме того, из-за войны, из-за геополитических рисков существенно возросли цены на энергоносители — сначала нефтяные котировки, потом газовые котировки, и, соответственно, стоимость реальных физических нефти и газа. Так что, продавая меньше, Россия сейчас получает больше прибыли от продажи этих энергоносителей. Поэтому не просто так европейцы сейчас думают над тем, какие санкции включить в седьмой пакет. Ведь самая главная задача – это не только ограничить объемы продаваемых в России энергоносителей, но и сделать так, чтобы цены на мировых рынках, в том числе, на европейском рынке на эти энергоносители были как можно ниже. То есть, не просто запретить российские энергоносители, но и обеспечить альтернативную замену этих энергоносителей, чтобы другие государства, другие компании смогли бы возместить те выпадающие объемы российских носителей до конца этого года и в следующем году. И это тоже очень большая и очень сложная задача, которую необходимо решать всем государствам, которые поддерживают Украину в войне против Российской Федерации.

Читайте также:

Зеленский ввел санкции против Путина и его политического окружения

Россияне не должны мыслить отсутствием будущего годами – Давлетгильдеев

Прямой эфир