Пока идет полномасштабная война, под угрозой все города Украины: интервью с военным экспертом Игалем Левиным

Почему война России против Украины больше напоминает Первую мировую, чем современную? Какую тактику избрали в российской армии и дает ли она результаты? Об этом в интервью в рамках марафона FREEДОМ на телеканале UA рассказал израильский военный эксперт Игаль Левин.

— Будут ли у россиян успешные наступления в ближайшее время?

— Нельзя же в будущее заглянуть и посмотреть, будут успешны или неуспешны.

Очевидно, что август-сентябрь – это судьбоносные месяцы, и Россия ни в коем случае не захочет терять инициативу.

Сейчас Украина начала вести наступательные действия под Изюмом (Харьковская область), у нас там есть освобожденные населенные пункты. И там у нас намного больше успехов. Просто такие вещи нельзя объявлять. Поэтому меры, которые предпринимает Украина, заставляют реагировать Россию. Они теряют инициативу. Но они попытаются где-то начать большое наступление, во многом чтобы обратно перехватить инициативу.

— Почему все говорят, что август-сентябрь — это решающие даты? С чем это связано?

— Погодные условия в основном. Дальше будут дожди, грязь, бури, ливни, болота, потопы, выходы рек, наводнения и так далее. Куча факторов. Война продолжится в этих условиях. Но она будет очень ограниченной.

— На Херсонское направление россияне перекинули очень много десантных войск. Это говорит о возможном наступлении. Но из-за взорванных мостов бронетехнику передавать очень сложно. Рискуют ли российские военные наступать с минимумом техники или это будет просто расстрелом пехоты?

— По моему мнению — это глупость.

Если бы я был военачальником на этом участке — правый берег Днепра под Херсоном — и мне бы сказали наступать, я бы всячески саботировал это. Это просто угробить своих людей.

Можно сколько угодно перекинуть техники, но у вас пропускная способность никакая. Вот эти понтонные полумеры, это 3-5 часов для маленькой кучки техники. Это ведь не мост, по которому вы можете гнать бесконечно эшелоны. Мосты находятся под огневым контролем ВСУ. Но они все равно продолжают понтонами переправлять технику. Это по капле. Вы не можете по капле снабжать большую группировку. Поэтому, я уверен, что они перекидывают туда части для обороны, для того, чтобы все-таки удержать Херсон.

— А если будет прямое указание из Кремля захватить больше, чем Херсон, они пойдут, учитывая, что техники не так много?

— Их погонят. До первых неудач и так далее. Мы видели, как все было, когда они пытались форсировать Северский Донец. Их расстреливали, а они гнали. В конце там расстреляли просто две БТГ (батальйонная тактическая группа, насчитывает примерно 600–800 человек личного состава, — ред.), полностью уничтожили.

Поэтому я допускаю, что такая ситуация может снова произойти, как было с Северским Донцом. Но не нужно их недооценивать, всегда могут быть сюрпризы. Просто сам факт того, что они гонят на правый берег всю свою технику — это очень глупо.

Когда у вас проблемы с логистикой, вы наоборот отходите, перегруппировываетесь, чтобы наладить свои логистические возможности, а не гоните туда еще больше техники и людей, чтобы усложнить всю систему снабжения.

— Можно ли сказать, что Украина ведет какую-то новую войну?

— По факту мы видим, что все очень похоже на Первую мировую. У нас есть фронт, который очень медленно движется, а часто вообще не движется. У нас есть огроменное количество артиллерии, которое используется Россией, и мы видим тактику огневого вала.

Это Первая мировая война. Мы видели этот лунный ландшафт, в который Россия превращает целые города, стирая их с лица земли.

Но у нас также присутствуют нотки современной войны, новой. Это высокоточные системы — они могут нивелировать и кардинально поменять картину на поле боя. Это касается, в том числе, и всего оружия, которое передают Украине западные партнеры.

— Поговорим об оружии. Вот на вооружении Украины и России состоит ракетный комплекс “Точка-У”, если ее сравнить с американской ракетной системой “Хаймарс” — у кого больше плюсов?

— “Точка-У” добивает до 120 км. А “Хаймарс” можн зарядить тактической баллистической ракетой класса “земля — земля” ATACMS, дальность ее поражения — до 300 км.

“Точка-У” имеет разлет точности порядка 100 метров. Она годится, чтобы бить по каким-то большим скоплениям техники и пехоты. “Точки-У” в Советском Союзе задумывались как ракеты тактического назначения для ударов по скоплениям врага.

“Точка-У” — это оружие 1970-х годов, поэтому оно не может конкурнировать с новейшими системами.

— У России достаточное количество вооружения и людей, почему они не могут захватить новые территории?

— Не хватает людей на самом деле. Для таких больших фронтов нужно больше людей. А у них не хватает людей.

— А они объявят мобилизацию?

— У них нет инфраструктуры, нет командиров для этого. Пусть объявляют. Это будет фарсом. Путин безумен, он может что угодно объявить. Пусть объявляет. Посмотрим, как это все будет выглядеть.

— Запад допускает, что Путин повторит попытку захвата Киева?

— Да, допускает, конечно. Шансы сегодня малы, что на Киев пойдут. Но они есть.

Пока идет полномасштабная война с Россией, под угрозой все города Украины.

Напомним, народный депутат Украины, председатель Постоянной делегации Украины в Парламентской ассамблее НАТО Егор Чернев в эфире марафона FREEДОМ на телеканале UA заявил, что Украина доказала Альянсу: она не только может войти в пояс безопасности для Европы, но и внесет в него большой вклад.

ВСУ ударили по мосту в районе Каховской ГЭС, который недавно восстановили войска РФ — Хлань

Агрессор РФ готовится отключить Запорожскую АЭС от энергосистемы Украины — “Энергоатом”

Читайте также: Альтернативные операторы и чистка браузера: правозащитница рассказала, как обезопасить себя на оккупированных территориях

Прямой эфир