Кремль взял за основу карательные методы Сталина: стоит ли ожидать в РФ еще одну волну массовых репрессий — мнения экспертов

Иллюстративный скриншот: uatv.ua

Репрессии Кремля выходят на новый уровень, а точнее возвращаются к советским истокам. Суды все чаще отправляют несогласных с политикой президента РФ Владимира Путина граждан на принудительное лечение в психиатрические больницы. 

По данным правозащитного проекта “ОВД-Инфо”, за последние 11 лет правления Путина 3 442 россиянина подвергались или подвергаются политически мотивированному уголовному преследованию. На текущий момент в России 1 011 политзаключенных. Аналитики прогнозируют увеличение их числа перед так называемыми выборами президента России. Под каток репрессий прежде всего попадут те, кто будет мешать легитимизировать Путина.

Репрессии по заветам Сталина

Правозащитника Олега Орлова из общества “Мемориал” государственное обвинение потребовало отправить в колонию на три года за так называемую повторную “дискредитацию российской армии”. А еще прокурор настаивает на проведении судебно-психиатрической экспертизы, потому что обвинитель заметила у обвиняемого “обостренное чувство справедливости, отсутствие инстинкта самосохранения, позерство перед гражданами”.

Направление на судебно-психиатрическую экспертизу в России зачастую означает принудительное лечение в психиатрическом стационаре. Например, в феврале 2023 года Хамовнический суд арестовал 18-летнего активиста Максима Лыпканя за его антивоенные посты в социальных сетях. Обвинили его в распространении фейков о российской армии. В результате парня отправили на принудительное стационарное лечение в психбольницу. За антивоенные посты в социальных сетях в марте 2023 отправили на лечение и юриста Елену Родину.

Пожалуй, самым резонансным в России стало дело шамана Александра Габышева. В июле 2021 года суд отправил его на бессрочное принудительное лечение, которое продолжается по сей день. Габышев стал известен после того, как отправился в пеший поход из Якутска в Москву. Он говорил, что хочет провести на Красной площади шаманский “обряд изгнания Путина”. Габышева признали виновным в насилии над сотрудником Росгвардии и призывах к экстремизму.

У российских властей образовалась новая практика — отправлять фигурантов антивоенных дел на принудительную экспертизу. Получается, в стране на официальном уровне возродили советскую практику карательной психиатрии. Так изолировали от общества и пытали советских диссидентов в прошлом веке. Власти СССР считали людей, выступающих против действий Кремля, невменяемыми.

Ровно такую же логику исповедуют и современные российские власти. Кремль убеждает граждан, что тот, кто не согласен с Путиным, — болен. Практика показывает, что симптомами психического заболевания российский суд может счесть не только антивоенное сообщение в соцсети, но и, например, одежду желтого или синего цвета.

А тем временем, президент РФ Владимир Путин заявил, что повторение масштабных репрессий в стране по советскому образцу недопустимо. Мол, это нанесет невосполнимый вред государству.

“Отсутствие права как такового в решении судеб людей, неприемлемо, если мы хотим, чтобы у страны было будущее”, — заявил Путин.

Эксперты также утверждают, что Россия технически уже готовится к проведению массовых репрессий. Так, в недавнем отчете американского Института изучения войны аналитики указывают, что Минцифры страны к 2030 году планирует увеличить количество камер видеонаблюдения до 5 миллионов и интегрировать их с программным обеспечением для распознавания лиц и изображений.

Мнения экспертов

Действительно ли путинский режим начал использовать карательные практики времен Сталина? Стоит ли ожидать в России массовых репрессий? На эти вопросы в эфире телеканала FREEДOM искали ответы: 

  • Александр Черкасов, российский правозащитник, журналист, член совета Центра защиты прав человека “Мемориал”;
  • Юрий Фельштинский, российско-американский историк; 
  • Дмитрий Гудков, российский оппозиционный политик;
  • Николай Полозов, российский адвокат. 

АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ: Репрессии современной России сильнее, чем во времена диссидентов 

— Декабрь — это очередная годовщина принятия Всеобщей декларации прав человека. Замечу, раньше Путин в начале декабря всегда встречался с Советом по правам человека. 

Президент РФ не выступил против политических репрессий и советских репрессий — он выступил против массовых репрессий. 

Путин — продукт того времени, когда Коммунистическая партия удерживала стабильность в СССР отнюдь не массовыми политическими репрессиями. “ОВД-инфо” сообщило о более чем 3 тысячи случаев уголовного преследования по политическим мотивам за 11 лет. 

С конца 1950-х до второй половины 1980-х годов число осужденных в Советском Союзе по политическим статьям составило около 5 тысяч человек. Если сравнить — получается, что сейчас таких дел больше. Еще с учетом того, что население современной России вдвое меньше, чем было в СССР. 

Большевики удерживали власть не массовыми репрессиями, а сочетанием репрессий и внесудебных преследований. На каждого посаженого приходилось примерно 100 профилактированных, на которых воздействовали во внесудебном порядке — отправляли в армию, исключали из института и комсомола, предупреждали по указу, что при следующем неверном движении могут посадить. Таких было около 500 тысяч человек. 

С нынешними практиками это вполне соотносится, потому что кроме нескольких сотен новых уголовных дел по антивоенным статьям, у нас есть десятки тысяч административных дел по соответствующим статьям за время войны. 

Любое следующее неверное движение или несогласие с властью может привести к тому, что человека отправят в тюрьму. 

Репрессии, которых было в 10 раз меньше, чем сейчас, 50 лет назад держали население в повиновении. Теперь более масштабные репрессии времен Путина преследуют цель не только консервации новой советской власти — но и выстраивания некоторого нового порядка после относительной вольницы 1990-х годов.

Но если посмотреть на уровень протестов, то проблема решается не слишком успешно. Хотя в современной России у Путина есть такой ресурс, которого не было в СССР — это и искусственный интеллект, и камеры наблюдения. 

Год назад правозащитник Олег Орлов в своей статье назвал путинский режим фашистским. И обосновал это как ученый. Он показал, что не боится. За полгода до этого он вышел на Красную площадь с лозунгом “Советский Союз-1945 год — страна, победившая фашизм. Россия-2022 год — страна победившего фашизма”. И в итоге стал фигурантом уголовного дела. В суде он доказывал правильность своих утверждений и свое право на эти утверждения. 

Смысл репрессий не только в репрессиях против отдельного человека, а в том, чтобы дать сигнал остальным тысячам людей, что противостоять власти нельзя. 

Массовых репрессий по типу сталинских у нас сейчас нет. Репрессии сейчас более массовые, чем в 1970-е и 1980-е годы. Есть российское общество, которое пытается сопротивляться этому режиму. И делает это более активно, чем советские диссиденты. 

ЮРИЙ ФЕЛЬШТИНСКИЙ: Если Путин начнет расстреливать несогласных — его тоже пристрелят

— Путин все больше и больше пытается взять за основу сталинскую политику и тактику. Внешнеполитические задачи сегодняшней России во многом совпадают со сталинскими задачами. Идея Сталина заключалась в физическом захвате всей Европы. 

Единственное, что является серьезным сдерживающим фактором, — это открытые границы, в которых пока что существует РФ, отсутствие смертной казни и отсутствие серьезных политических репрессий. Потому что серьезные политические репрессии на уровне сталинских нельзя проводить при открытых границах и при отсутствии смертной казни.  

Я думаю, что все это со временем начнет меняться. Замглавы Совбеза РФ Дмитрий Медведев в своих последних текстах намекал на то, что пора отменять мораторий на смертную казнь и начать заниматься внесудебным расправами с политическими противниками. Поэтому я думаю, что все это ждет Россию. А доносы — это бытовая мелкая деталь большого террора.  

О том, что нельзя вводить массовые репрессии Путин говорил не простым людям, а тем людям из своего окружения, которые продвигают идею ужесточения контроля и более серьезных репрессий. 

Сейчас репрессированных людей насчитывается несколько тысяч — не так, как при Сталине, когда их было сотни тысяч. Но лик Сталина все время маячит перед Путиным. С одной стороны он к нему тянется, с другой — у него не хватает моральных сил. Он пока не готовы быть Сталиным. 

Карательная психиатрия — дорогое удовольствие для государства. Дешевле посадить в камеру или просто пристрелить. На массовом уровне нельзя применять карательную психиатрию как основной метод устрашения или террора. И Путин тоже это понимает. 

Когда в России включится мясорубка, то жертвами этой мясорубки станут, в том числе и высшие руководители государства, и высшие руководители госбезопасности. 

Путин очень хорошо понимает, что если он введет смертную казнь и позволит себе начать расстреливать своих противников, то он — следующий. В какой-то момент кто-то и его пристрелит. 

ДМИТРИЙ ГУДКОВ: Несогласным с Путиным дают сталинские сроки

— Путин считает врагами всех людей свободных взглядов. Это одна из причин, почему он начал войну против Украины. 

Социология показывает, что россияне не поддерживают репрессии. Если эти репрессии касаются сторонников Навального, ЛГБТ, то обычный россиянин думает, что это его не касается. 

Путин считает, что репрессии против его личных врагов — это репрессии против врагов государства. Но когда общество воспринимает такие действия в штыки — его нужно успокаивать. 

Поэтому Путин сказал, что он против репрессий и что не должно повторяться то, что было в годы Советского Союза. 

Сейчас уровень репрессий выше, чем в поздние советские годы, выше количество политзаключенных, а сроки — сталинские. Общество нужно держать в постоянном страхе.  

Сейчас не нужны такие массовые репрессии, как в сталинские времена, потому что сейчас есть соцсети. Соцсетей достаточно для того, чтобы показывать жестокость правоохранительной системы. Одна громкая история заменяет тысячу историй во времена Сталина. 

Пока что Путин боится снять мораторий на смертную казнь, хотя политики высшего эшелона уже об этом говорят. Они готовят общественное мнение.

В какой-то момент они могут отменить мораторий на смертную казнь, нужно к этому готовиться. 

Правоохранительной машине нужно постоянно доказывать лояльность Путину и искать несогласных. А протестный потенциал в России накапливается из разных сфер. Люди устали от войны, жены мобилизованных протестуют, общество будет недовольно из-за социальных проблем. 

НИКОЛАЙ ПОЛОЗОВ: В РФ строят фашистское государство

— Сейчас в РФ поднимают старые советские методички карательных органов. Начиная от КГБ и заканчивая карательной психиатрией. И все эти карательные практики сейчас активно внедряют в жизнь. 

Мы видим, что Россия уверенно движется по пути построения фашистского государства. 

В России начали преследовать гомосексуалов — чего не было в Советском Союзе. Появилась практика запрета абортов, пока что в мягкой форме. Но я думаю, это не надолго. 

Изначально Путину связывало руки то законодательство, которые было внедрено в “ельцинский период”. Потом уже Кремль начал менять правовое поле, используя все доступные рычаги давления. В итоге мы пришли к тем карательным практикам, которые имеем сейчас. 

Если человек находится под стражей, он не может отказаться от психиатрической экспертизы. Главная проблема заключается в том, что заключенного помещают в психиатрическое учреждение, где зачастую он находится с реально нездоровыми людьми. Это тоже является формой давления. 

Уже наблюдаются репрессии против адвокатов. Не исключено, что в какой-то момент начнут шельмовать тех, кто активно защищает людей, подвергающихся карательной психиатрии.

Читайте также: Российский режим не будет проводить массовые репрессии, он боится возможной революции — мнение Курносовой

Прямой эфир