Добиться полного блэкаута Украины не так просто, но ситуация сложная: мнения экспертов

Последствия российского ракетного обстрела в Киевской области 23 ноября. Фото: t.me/andrii_nebytov

Украина подверглась очередному массированному обстрелу со стороны России в среду, 23 ноября. В результате атаки обесточены все атомные, большинство тепло- и гидроэлектростанций, что привело к отключению электроэнергии для большинства потребителей в Украине.

Пострадала не только критическая инфраструктура, погибли и ранены мирные жители. Наибольшие потери пришлись на пригород Киева — Вышгородском районе погибли 4 человека, а 27 — ранены.

Аварийные отключения света волной прокатились по стране, однако к вечеру энергетикам удалось вернуть электричество в разных областях Украины, например, в Одесской и Львовской.  

Там, где электроснабжение только восстанавливается, местные власти открывают Пункты несокрушимости, где люди могут обогреться, получить первую помощь и воспользоваться связью.

“Когда я получал отчеты вечером о ходе восстановления энергоснабжение, 11 областей имели отметку “вся область без электричества”. По состоянию на начало ночи — постепенно подключаем новые и новые районы”, — сказал президент Украины Владимир Зеленский в видеообращении.

А перед этим глава государства выступил по видеосвязи на специальном заседании Совбеза ООН. Президент призвал принять резолюцию ООН об осуждении энергетического террора со стороны России, а также помочь Украине закрыть небо.

Ранее лидеры западных демократических государств заявили, что планируют выделить дополнительные средства на восстановление энергетической инфраструктуры и усиление оборонного комплекса Украины. Чтобы поддержать энергетическую систему Украины и снизить частоту отключений электричества, международные партнеры предоставили Украине более 500 энергогенераторов. Дополнительно ожидаются поставки оборудования для ремонта пострадавших объектов.

Жить в режиме отключений электроэнергии украинцам придется как минимум до конца марта. Об этом сообщили представители поставщика энергоресурсов YASNО еще накануне очередного российского обстрела. Энергетики говорят, если сеть в результате атак повредят еще больше, то вынуждены будут задействовать экстренные отключения, при которых света может не быть очень долго. Тем временем украинцы уже научились жить в новых реалиях. 

Каковы цели российских ударов по критической инфраструктуре Украины? Насколько сложная ситуация? Что нужно, чтобы избежать самого негативного сценария для страны? Об этом эксперты рассказали в эфире телеканала FREEДOM.

Геннадий Рябцев, эксперт по вопросам энергетики

— Даже если 10 ракет упадет на большую ТЭС, то повреждения можно будет устранить достаточно быстро. А если речь идет о том оборудовании, которое обеспечивает распределение электрической энергии между потребителями, трансформаторной подстанции, то вот ее быстро восстановить, как правило, не получается. Специфичность оборудования не позволяет их ничем прикрывать, размещать в помещениях, и этим безусловно пользуются, к сожалению, даже на “Картах Google” можно увидеть где они расположены с привязкой к координатам.

Объединенная энергетическая система Украины долгое время была частью энергетической системой РФ обусловило то что большинство российские специалисты хорошо знают все слабые места и сложности, связанные с функционированием системы и знают, куда бить.  

Ситуацию могут подправить закрытие неба над энергетическими объектами в частности и формирование запаса специфического оборудования и генерирующим компаниям, и операторам системы распределения.

Украинцы привыкли создавать запасы всего, и эта традиция сейчас способствует тому, что энергетики быстро восстанавливают все повреждения. Понятно, что запасы не безграничны.  

В Украину поставляется нужное оборудование, но это оборудование помогает обычно странам и регионам, которые пострадали от стихийных бедствий — от пожаров, наводнений и так далее. Сейчас другая ситуация. Например, вместо тепловой пушки нужен трансформатор. А вместо генератора нужна когенерационная установка, которая может обеспечить как электрической, так и тепловой энергией.

Иван Плачков, министр топлива и энергетики Украины (2005-2006 годы)

— Сегодня, я думаю, все работающие атомные энергоблоки были остановлены защитой самих атомных электростанций, потому что был достаточно мощный обстрел со стороны РФ. Это не очень хороший режим работы атомных энергоблоков, но имеем, к сожалению, то, что имеем.

Я думаю, что после таких событий у “Энергоатома” есть возможность достаточно быстро вернуть аварийно остановленные энергоблоки в объединенную энергосистему совместно с “Укрэнерго”.

Я думаю, что у наших энергетиков все-таки еще остается ресурс и возможности восстановить нашу энергосистему. Но ущерб наносится все больше и больше с каждым обстрелом. Резервов остается все меньше и возможности перенаправлять электроэнергию становится все меньше. Поэтому ситуация достаточно сложная.

Ирина Коссе, старший научный сотрудник Института экономических исследований и политических консультаций

— Атаки на нашу энергетическую инфраструктуру — это часть информационно-психологической операции России. Действительно, был расчет на то, что население обозлится, его удастся каким-то образом вывести против власти. Но это не сработало. Украинцы обозлились, и я очень надеюсь, что обозлились крепко, не на власть, а они обозлились на Россию, потому что все понимают, кто является первопричиной всех наших бед.

Мы уже видим, что оптимизм, изобретательность, выживаемость, несмотря ни на что, присутствуют. Мы начинаем резко вспоминать всю нашу историю о том, что украинцы, как нация, уже пережили много бед и выжили. И мы говорим о том, что эти навыки выживаемости передавались из поколения в поколение. Поэтому мы проживем и эту зиму тоже.

У нас сейчас с энергосистемой две проблемы: проблема в выработке электроэнергии – мы понимаем, что у нас недоступна Запорожская АЭС, которая давала нам почти 6 тысяч мегаватт. И у нас с самого начала войны недоступны Луганская, Углегорская, Запорожская ТЭС, Каховская ГЭС, что давало нам еще 2 тысячи мегаватт. То есть, нам не хватает генерации в системе. И эти атаки на наши оставшиеся ТЭС, на наши ГЭС еще больше снижают то количество электроэнергии, которое Украина способна вырабатывать.

Мы также понимаем, что у нас снизилось и потребление из-за того, что наша промышленность работает меньше, чем раньше. То есть, снизилось потребление промышленности, снизилось потребление от населения, ведь часть людей выехали, но, тем не менее, тот спрос, который существует сейчас, не может полностью покрываться предложением. То есть наши оставшиеся электростанции не покрывают потребление — именно это вызывает те плановые отключения на 4 часа каждый день.

Андрей Герус, глава комитета Верховной Рады Украины по вопросам энергетики и жилищно-коммунальных услуг

— Все возможно восстановить. Просто это вопрос времени и денег. Невозможно восстановить только то, что находится на линии фронта или в непосредственной близости к линии фронта. То есть какие-то обходные варианты, резервные схемы подачи электроэнергии используются. Поэтому работа по решению этих проблем ведется разными способами.

Работа идет и не так-то просто создать в Украине такую масштабную проблему, как этого добиваются российские войска. Кстати, у нас уже был похожий пример этим летом, когда хотели создать масштабный кризис — дефицит топлива, бензина и дизеля. И это сделать не получилось. Были какие-то временные неудобства, но мы пережили и у нас ситуация наладилась. Поэтому я уверен, что и здесь тоже мы стали сильнее, и у нас будет и электроэнергия, и тепло.

Владимир Фесенко, политолог

— В российском правительстве не понимают украинского народа, его мировоззрения, образа мышления, настроений. Если бы понимали, не начинали бы эту войну. Они же думали, что Украина — это искусственная нация, а оказалось нет. Наоборот, пока что, сыпется Россия на фронтах. Но я думаю, что через некоторое время и внутри начнется.  А вот Украина, знаете, как сталь – она гибкая, но твердая и сильная.

Атака России на энергетическую систему Украины — испытание не только для Вооруженных сил Украины, это испытание для украинского тыла, для простых украинских граждан. Это тоже фронт, на котором мы должны выстоять.

Я знаю данные социологии, которые проводили еще после первых двух атак на Киев, когда начались отключения. Во время опроса Киевского международного института социологии 86% украинцев сказали, что надо продолжать вооруженное сопротивление, несмотря на отключение электроэнергии, несмотря на эти ракетные атаки. А 10% сказали, надо начинать переговоры. Но разница ощутима, ведь 86% за то, чтобы продолжать сопротивление. Это ответ на попытки России деморализовать украинцев. Они наивно думают, что украинцы поднимутся против Зеленского, а они поднимаются против путинского режима, помогают Вооруженным силам Украины, помогают друг другу выстоять. Поэтому Путин, как не понимал, так и не понимает украинцев. И это одна из причин, почему он неизбежно проиграет эту войну.

Читайте также: Удары РФ по гражданской инфраструктуре и энергетическим объектам Украины — это второй фронт, — Маломуж

Прямой эфир