Помочь людям: министр Верещук ответила на вопросы общественников Донбасса и приняла флаг Донецка

Фото с сайта kanaldom.tv

15-16 ноября Донбасс посетила новый вице-премьер-министр – министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Ирина Верещук. Первый день визита был посвящен Донецкой области. По его окончанию министр и председатель Донецкой областной государственной администрации Павел Кириленко стали гостями программы “Украина на самом деле” телеканала “Дом“.

Особенность эфира – свои вопросы могли задать представители международных и всеукраинских организаций, общественные деятели, работающие по теме Донбасса.

Ведущая программы – Алена Черновол.

– Ирина, каковы ваши впечатления от первого визита на Донбасс в министерской должности? Сегодня вы посетили Донецкую область, Краматорск.

Верещук: Скажу честно, было холодно. Но только на улице. Тепло было от глаз людей, от маленьких детей. Сегодня я познакомилась с маленьким Пашенькой, с маленьким Женечкой, которые получили квартиры вместе со своими родителями, – это наши переселенцы, для которых построили новый жилкомплекс и они получили квартиры. И это очень приятно.

Да, мы увидели много новых строительных объектов. Но, тем не менее, осталось много проблем. И мы будем о них говорить.

– Павел, вы возглавляете Донетчину, живете здесь, ежедневно общаетесь с людьми. Каковы сейчас настроения среди донетчан? Как они оценивают преобразования области, эти масштабные объекты “Большого строительства”?

Кириленко: Настроения людей формируются в том числе и строительством таких объектов. Потому что эти объекты строятся прежде всего для них, для людей. И несмотря на то, что до линии фронта 30-40 км, все мы работаем и строим это для людей. Да, прежде всего наши люди хотят мира. Но они хотят и комфортных условий, которые есть на территории иных областей, к каким привыкли жители Донецкой области до 2014 года.

Лидия Кузьменко, советник по юридическим вопросам Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН)

Лидия Кузьменко: Я представляю международную межправительственную организацию. УВКБ ООН присутствует на карте Украины как организация, предоставляющая помощь, с самого начала конфликта на Донбассе. Мы хорошо активничаем с органами местного самоуправления и с главой ДонОГА Павлом Кириленко. Уверена, у нас сложится хорошее сотрудничество и с новой главой Минреинтеграции Ириной Верещук, как и ранее было с Алексеем Резниковым.

На самом деле государство делает не так мало для переселенцев и для людей, которые продолжают жить близ линии разграничения. И мы в своей работе опираемся в первую очередь на данные, которые получаем путем мониторинга, в ходе общения с людьми. Такие мониторинги мы проводим регулярно в 156 населенных пунктах вдоль линии разграничения. И мы видим свою роль не только в том, чтобы напрямую предоставлять помощь людям, и в том, чтобы усиливать местные и центральные органы власти. Чтобы наконец-то в Украине мне, как представительнице международной организации, не нужно было бы предоставлять помощь. А чтобы Украина сама, восстановившись, могла помогать своему населению.

Очень необходимо, чтобы Донецкая и Луганская области не просто восстанавливались, но и шел процесс развития. Мы как гуманитарная организация готовы рассказывать о потребностях людей, чтобы помочь министерству, руководству области там, где это необходимо, вовлечь донорское сообщество.

Проблемой является доступ к административным, социальным услугам жителей отдаленных населенных пунктов, особенно – находящихся близ линии разграничения. Да, во многих местах построены современные Центры предоставления административных услуг. Но из-за элементарного отсутствия транспортного сообщения людям просто трудно добраться до них. Или тем, кто предоставляет выездные услуги, сложно добраться к людям. Один из неплохих проектов, о которых мы слышали, было предоставление трехколесных электровелосипедов для социальных работников. Возможно, этот опыт можно было бы масштабировать.

У нас хороший опыт сотрудничества с Государственной службой по чрезвычайны ситуациям (ГСЧС) по восстановлению жилья, поврежденного в результате обстрелов. Очень важно, чтобы то, что делается в Донецкой области, усиливалось и в Луганской области. На Луганщине это сотрудничество только на начальных этапах. По Донецкой области можно только говорить комплименты: и сотрудники, и предоставление материалов, и реагирование – сотрудничать просто прекрасно.

На фоне всего сделанного, всего происходящего в данный момент нам очень важно, чтобы Минреинтеграции продолжало сохранять связь с местными органами власти и непосредственно с людьми.

Верещук: Конечно же, мы будем работать. И если есть конкретные предложения, давайте их обговаривать. То есть я открыта. Я прекрасно понимаю, как нужно решать проблемы, опираясь на местную власть. Потому что я сама ранее была местной властью (2010-2015 гг. – мэр города Рава-Русская Львовской области, – ред.). Сейчас работаю в центральном аппарате Кабинета министров Украины. Поэтому понимаю, как нужно организовать работу. Я думаю, тут проблем никаких не будет.

Я оставлю госпоже Лидии свой личный телефон, своих заместителей. И будет возможность коммуницировать с сотрудниками нашего министерства напрямую. И я надеюсь, что в ближайшее время мы с Лидией встретимся и обсудим все вопросы и предложения.

А что касаемо предоставления админуслуг в удаленные населенные пункты. Есть программа мобильных ЦНАПов (Центр надання адміністративних послуг, – ред.), которая предоставляется международными донорами, канадскими партнерами. Благодаря этой помощи мы закупаем автомобили, которые едут в прифронтовые населенные пункты для обслуживания населения. Сами спецавтомобили находятся на балансе у громад. В настоящий момент все потребности в мобильных ЦНАПах у громад закрыты. Но раз такая форма работает и помогает людям, и если ее нужно больше, давайте будем думать, как ее умножить.

– Павел, как взаимодействуют центральная власть с вами, на местах? Есть ли проблемы?

Кириленко: Сотрудничество однозначно есть. Если бы его не было, не были бы столь часты визиты и предыдущего вице-премьер-министра – министра реинтеграции Алексея Резникова. И, убежден, Ирина Андреевна также будет довольно много внимания уделять нашим темам.

Из тех задач, которые уже ставятся Минреинтеграцией, я понимаю, что внимание будет уделяться Донецкой и Луганской области. Не только по коммуникациям, а по конкретному решению проблем. И эффективность решения этих проблем будет зависеть от того, насколько качественно мы будем давать информацию о существующих проблемах.

Естественно, я не снимаю ответственность с себя как руководителя области. Мы будем давать свои предложения по возможным путям решения проблем. И там, где мы можем их решить сами, и там, где нужна будет помощь министерства. И эта коммуникация уже есть, и она будет лишь усиливаться.

Евгений Каплин, руководитель гуманитарной миссии “Пролиска”

Каплин: Самая главная проблема людей, которые живут как в прифронтовых районах подконтрольных Украине территорий, так и в оккупированных, – это жилищный вопрос. Он остается самым острым на протяжении всех лет конфликта. Речь идет о поврежденном во время обстрелов жилье.

Огромный плюс прошлой команде Минреинтеграции, что смогли запустить компенсационный механизм (материальная компенсация за разрушенное во время обстрелов жилье, – ред.). Мы говорили, что этот механизм должен был начать работать еще 5-6 лет назад. К сожалению, не было на это политической воли у прошлой власти. Но то, что на сегодня сделано, – это огромный плюс, это надо продолжать, наращивать темпы.

Во все комиссии (по предоставлению таких компенсаций, – ред.) входят представители нашей организации. Мы знаем о том, что есть зоны, в которые на данный момент невозможно зайти, где невозможно обследовать жилье. Есть огромное количество людей с оккупированных территорий, которые также хотели выехать, но – получить какое-то жилье на подконтрольной территории.

Поэтому, безусловно, этот компенсационный механизм должен продолжаться – и расширяться. И нужно дать им воспользоваться людям, к жилищам которым доступ сейчас невозможен. В том числе людям, которые живут на оккупированных территориях и которые хотят оттуда выехать.

Верещук: Вы очень правы. Проблема жилья для внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) – это приоритетный вопрос и сегодня очень острый. Если мы посмотрим статистику, только 12% ВПЛ имеют свое жилье. Остальные – или арендуют, или живут у родственников. И 12% – это, конечно, очень маленькая доля.

Мы понимаем, что бюджета страны не хватит [чтобы удовлетворить нужды всех]. У каждого направления есть потребность выделять жилье – нашим участникам АТО/ООС и, конечно же, внутренне перемещенным лицам.

Я получила исчерпывающие указания от президента и премьера, когда вступала в должность, – сделать все от нас зависящее, чтобы 2022 год стал годом строительства, приобретения – разных инструментов по улучшению жилищных условий именно для внутренне перемещенных лиц.

У нас есть некоторые международные программы. Например, с правительством Германии. Заложены деньги и в государственном бюджете – 125 млн грн, если я не ошибаюсь. И на следующий год это тоже будет такая же сумма. С последующим увеличением на 25 млн грн в 2023 году.

Мы имеем примеры, когда облгосадминистрации сами строят жилье. Вот я в Краматорске была на объектах, видела, как строит жилье сами местные власти.

Сейчас с Министерством финансов прорабатываем инструмент, чтобы под гарантию государства закупать у застройщиков квадратные метры. И если у нас получится, мы уже в 2022 году действительно получим позитивный импульс в получении жилья нашими переселенцами.

– Павел, хочу услышать ваше мнение. Мы понимаем, что многие люди вследствие российской агрессии свое жилье попросту потеряли.

Кириленко: Да, это действительно так. И как сказал Евгений Каплин, благодаря министерству программа компенсации за разрушенное жилье начала работать и работать реально. Есть реальный результат – люди на свои банковские карты начали получать деньги.

Для уточнения: у нас есть поврежденное в результате боевых действий жилье и есть жилье, которое не подлежит восстановлению. Поврежденным жильем занимается облгосадминистрация в рамках местной программы – это восстановление поврежденного жилья вдоль линии разграничения.

А по жилью, которое не подлежит восстановлению, то есть оно разрушено безвозвратно, – работает компенсационный механизм. Мы отрабатываем заявки, проводим обследования жилища, составляем акты об этом, потом передаем данные в Минреинтеграции. По этой программе по территории Донецкой области уже отработано порядка 50 млн грн, жители получают деньги.

Александра Дворецкая, правозащитница, председатель правления благотворительного фонда “Восток-SOS”

Дворецкая: Эти выходные я провела в Святогорске на Донетчине, где участвовала в учредительном собрании коалиции на линии соприкосновения. Это объединение активистов разных общественных организаций, которые работают вдоль линии соприкосновения и которые хотят обратить особое внимание на развитие прифронтовых громад. И был озвучен запрос жителей Донетчины и Луганщины по поводу внедрения Стратегии экономического развития Донецкой и Луганской областей до 2030 года, которая была недавно проголосована. Потому что из-за смены руководства волнуются, будет ли дальше продолжаться та же работа, которая была начата при Резникове.

Второй вопрос, который всех волнует, – возобновление местного самоуправления или хотя бы демократизации военно-гражданских администраций. Чтобы иметь возможность выбирать старост на местах, а не так, как сейчас – из-за невозможности проведения выборов на некоторых территориях люди на местах осуществляют управление с 2010 года.

– Ирина, предлагаю начать со стратегии экономического развития.

Верещук: Стратегия будет продолжаться. Мы уже встретились с великобританцами и провели несколько раундов встреч со всеми донорами. И мы понимаем, куда двигаться. Уже в госбюджет на 2022 год заложены деньги, например, на создание органа управления, который будет размещаться в Донецкой области и будет заниматься развитием территорий, как это и заложено в стратегии. И мы будем только усиливать те направления, которые касаются выполнения стратегии экономического развития. У нас уже есть понимание, видение и необходимые инструменты, чтобы продолжить работу этой стратегии.

– Павел, вам тогда второй вопрос касательно местного самоуправления. Когда, действительно, люди смогут принимать участие во всех выборах, которые происходят в стране, отдавать свои голоса и за местную власть в том числе?

Кириленко: Ну, мы не единожды поднимали вопрос. Сейчас в Донецкой области действует 11 военно-гражданских администраций. Из них 10 ВГА созданы по составляющей безопасности. А одна – в связи с невыполнением депутатским корпусом своих полномочий, она введена в действие 26 мая текущего года, это городская ВГА Славянска.

Что касается института старост (главы села – ред.). Институт старост в соответствии с законом в рамках ВГА не предусмотрен. Потому что назначение старосты предусмотрено законом “Об органах местного самоуправления”, и поэтому закон “О военно-гражданских администрациях” этого не предусматривает. Потому что ВГА является временным органом.

Вопрос о старостах уже поднимался. При действии ВГА функции старосты могут выполнять руководители структурных подразделений, отделов военно-гражданской администрации, которые будут закреплены за тем или другим населенным пунктом по направлениям. Это как предложение по функционированию ВГА на всей территории. То есть с функциональной точки зрения этот вопрос может быть решен.

Что касается работы института старост в целом. Будем откровенны – он не работает даже в уже образованных объединенных территориальных громадах (ОТГ). Потому что у нас только местные выборы в ОТГ прошли год назад.

Лилия Кислицина, глава Клуба успешных женщин “Жінки України”, соучредительница общественной организации Smarta

Кислицина: Мне очень приятно, что именно женщина стала заниматься вопросами реинтеграции. Потому что, если посмотреть на такой важный документ как Резолюция 1325 Совета безопасности ООН “Женщины, мир, безопасность”, то мы видим, что только активное участие женщин сможет построить мир, к которому мы все очень стремимся.

Наша общественная организация Smarta создалась на основе резолюции “Женщины, мир, безопасность” и объединила на сегодняшний день 44 общественные организации по всему региону. И сегодня у нас в Донецкой области уже есть региональный план действий. И сегодня основной вопрос – локализация этого документа, чтобы в отдельных территориальных громадах (а их у нас больше 40, и 9 из них – военно-гражданские администрации) возникли свои местные планы действий, которые бы говорили о безопасности и мире женщин. 

На сегодня уже 9 громад создали свои местные планы действий. Но планы действий в нашей стране — это те документы, под которые не подведены средства. Если у нас не подведены средства, то те действия, которые будут прописаны, останутся лишь на бумаге. Поэтому я хочу, чтобы госпожа Ирина, господин Павел, обратили внимание на эти планы, посмотрели их. Это о безопасности, это о жизни, особенно на тех территориях, которые находятся возле линии соприкосновения.

То есть важно, чтобы при формировании как местных, так и областного бюджета под Резолюцию 1325 тоже закладывались средства. И закладывались средства на выполнение этих местных планов действий.

Например, буквально в прошлом месяце в пяти громадах Донецкой области – Великая Новоселка, Кураховская громада, Хлебодаровская, Марьинская и Торецкая – уже приняли свои малые планы действий. И там созданы рабочие группы. Мы к ним ездили и создавали эти группы, когда соединили и власть, и громаду. Давайте на примере этих пяти пилотных громад посмотрим эти местные планы действий и поможем в их реализации.

– Давайте мы на это отреагируем. Итак, стоит вопрос финансирования.

Верещук: Обращались ли вы в международные организации? Потому что у меня была встреча с послом Канады и с их представителями офиса, и они как раз курируют вопросы, связанные именно с “Женщины, мир и безопасность”. Если я смогу стать неким мостиком и прокоммуницировать, думаю, мы найдем возможность профинансировать. Думаю, мы сработаемся.

Кириленко: Чтобы понимать, как громады могут участвовать, каким бюджетом, в реализации этого плана действий, – с ним непосредственно нужно ознакомиться детально, что он в себя включает.

Алексей Мацука, шеф-редактор телеканала “Дом”

Мацука: Я пришел не с пустыми руками. Я хочу передать Ирине Верещук памятный знак – флаг города Донецка, который мы вывезли в 2014 году.

Вот мы в ходе программы говорили об органах самоуправления. Для нас важно, чтобы этот флаг мы вернули все-таки домой, в наш Донецкий городской совет, который сегодня не избирается нашей территориальной громадой. Я – дончанин, но я не голосую, как и многие другие тысяч избирателей, в Донецке. И этот флаг сегодня лишь напоминает нам о наших избирательных правах, которые остались в Донецке, и тех людей, которые живут сегодня в Донецке.

Поэтому мы с коллегами решили передать его Министерству реинтеграции как напоминание о нашем городе, где было когда-то местное самоуправление, где был законно избранный мэр, а не назначенный россиянами, где под этим флагом мы жили до 2014 года. И мы жили по принципам и законам. К сожалению, сегодня ситуация там совершенно иная.

Сейчас мы надеемся увидеть этот флаг в Кабинете министров. А со временем – уже в Донецке, пропитанным вашей работой над тем, чтобы вернуться домой в Донецк.

Прямой эфир