Мы знаем, как помочь тем, кого режим Лукашенко репрессирует — интервью со Светланой Тихановской

Светлана Тихановская. Фото: Instagram.com/tsikhanouskaya

В Беларуси начался заочный суд над лидером демократических сил Светланой Тихановской и ее соратниками. Самопровозглашенный президент Александр Лукашенко мстит несогласным с режимом, считают в оппозиции. Там не исключают, то режим может от заочных судов перейти к заочному лишению гражданства неугодных.

Что изменилось в борьбе белорусских политиков два с половиной года? Чего боится Лукашенко? Что может предложить оппозиция тем, кто попал или еще попадет под репрессии режима в Беларуси? Об этом журналисты в эфире телеканала FREEДОМ поговорили со Светланой Тихановской.

— Неужели самопровозглашенный президент Белоруссии Лукашенко настолько боится любого голоса против, даже если этот голос — белорусская оппозиция, находящаяся пока что за пределами страны? Неужели ему так страшно, когда так называемый трон, скорее, стульчик под ним начал шататься?

— В целом Лукашенко боится белорусов, независимо от того, где они находятся — внутри страны или за рубежом. Люди, которые вынуждены были выехать за границу из-за репрессий, сейчас очень активны. Это 90-х годах или в 2010 году было очень просто выдавить человека из страны, и он мало что мог сделать, находясь на вокзале. Но сейчас, после 2020 года демократические силы смогли построить коалицию стран, которые поддерживают Беларусь. Мы забираем политическое пространство у Лукашенко и его режима. Мы заменяем представителей режима на представителей демократических сил в разных организациях. И поэтому, конечно, ему хотелось бы уничтожить, как и лидеров демократических сил, так и обычных людей, которые в IT сферах делают просто уникальные вещи — наши культурные и образовательные инициативы. То есть для него любое проявление гражданской активности — это очень большая угроза сейчас. Ну, интернет связывает мир. Поэтому даже если ты за рубежом, то это большая опасность для диктатуры.

— Светлана, связываете ли вы заочный судебный процесс, который начался в Беларуси с тем, как вы сами стали себя ощущать в политике?

— Ну, я думаю, что это так называемое судебное заседание не связано с тем, как я ощущаю себя в политике, потому что судят заочно не только меня, но и других людей. И поверьте мне, таких заочных судов будет все больше и больше — людей будут без суда и следствия приговаривать заочно к огромным срокам. Потом уже, скорее всего, можно ожидать лишения гражданства. То есть Лукашенко и его соратники придумают, какие-то меры для нас, мол, ну что, мы осудили вас, лишили гражданства — что вы там еще можете сделать? А мы сделаем. Мы сейчас договоримся о том, чтобы давать какие-то альтернативные документы людям, которые будут лишены гражданства или у которых закончился паспорт. То есть мы фактически выполняем функцию государства, которое режим снял с себя.

Конечно, прошло уже более двух лет с 2020 года, и я набираюсь опыта. Куда деваться? Общаюсь с политиками мирового уровня. У каждого чему-то учусь, учусь стойкости у украинцев. Поэтому по-другому себя ощущаю. Конечно, не все знаю, в некоторых вещах новичок. Но я знаю, что вокруг меня очень много специалистов, людей, профессионалов в сферах, которые, которые мне помогают, которые мне советуют, которые мне помогают готовиться к встречам. Поэтому чувствую себя увереннее только потому, что меня окружают талантливые белорусы.

— Возможно, Лукашенко, когда еще только произошли выборы, понял, что предпочтение отдали не ему, подумал, что вы, Светлана, не продержитесь. А сейчас уже есть определенный срок и он понимает, что вы не сдаетесь. Может быть, сейчас он начал по-настоящему бояться? Как считаете?

— Нет. Я думаю, что в 2020 году все равно его уверенность надломилась в том, что он единственный лидер, батька, и белорусы ему преданы. Он увидел миллион людей на улицах, которые кричали “Уходи!”. Казалось бы, лояльные рабочие завода, которые всегда были на его стороне. Вот тогда он понял, что процесс уже необратим. И то, что сейчас белорусы не сдаются, они становятся только сильнее, несмотря на репрессии, на ежедневные заключения под стражу. Он понимает, что люди не сдались, не приняли его сторону и не поддаются пропаганде. Насчет войны в Украине он уже не может переломить белорусов.

— Некоторые аналитики говорят, что победа Украины в войне против России и падение режима Путина — это знак равно тому, что одновременно падет и режим Лукашенко. Согласны ли вы с этим утверждением?

— Я думаю, что события, которые происходят в нашем регионе, взаимосвязаны. Мы понимаем, что судьба, особенно Украины и Беларуси взаимосвязаны, потому что без свободной Украины не будет свободной Беларуси. Но в то же время без свободной Беларуси, пока Лукашенко удерживает власть, не будет безопасности Украины, не будет безопасности для наших соседей, естественно. И падение Лукашенко можно связать с изменением в Кремле, потому что Путин сейчас — единственный союзник Лукашенко. И если там начнутся волнения, конечно, это окно возможностей для белорусов, которым мы, естественно, воспользуемся. Мы готовимся к этому моменту.

Но в Беларуси изменения могут произойти гораздо раньше, чем в России. Это мы тоже должны понимать, потому что мы все равно не русские. В России все-таки большая часть населения, по моим ощущениям, все равно поддерживает Путина и войну. Поэтому перемены в Беларуси могут начаться раньше, и они могут повлиять на события в Украине и России. Вспомните, в 2020 году протесты в Беларуси вызвали протесты в России. Поэтому любое событие влияет на остальные страны.

— Если в Российской Федерации информационное пространство уж очень сильно углубилось в головы россиян и количество так называемых оппозиционных СМИ там можно сосчитать на пальцах одной руки, то с Беларусью немножко иначе. Многомиллионная аудитория сейчас пользуется оппозиционными Telegram– и YouTube– каналами. Можно ли говорить о том, что вот если в РФ Путин еще хоть как-то пытается сохранить информационный щит для своей внутренней аудитории в Беларуси, то у Лукашенко уже все потеряно. Какие у вас есть данные?

— Да. Я больше, чем уверена, что в белорусы в стране более часто интенсивно ищут альтернативные источники информации. Потому что у до 20202 года небольшая часть населения вникала в какие-то политические процессы и не задумывалась о том, куда Беларусь катится. А сейчас граждане нашей страны ищут эту информацию, они смотрят и украинские СМИ, потому что многие белорусские признаны экстремистскими. И иногда бывает страшновато даже смотреть, лайкать и все такое.

Но я думаю, что белорусы все равно немного отличаются от россиян тем, что белорусы ближе к Европе. У нас было больше возможностей ездить за рубеж, видеть, как живут люди в других странах, учиться в других университетах, потому что в России все-таки есть Санкт-Петербург, Москва и несколько больших городов. А, может, там большинство россиян и никогда за границу не выезжали? А в Беларуси с этим было попроще. У нас было желание идти вперед. Мы переросли в постсоветских чиновников.

Новые способы донесения информации, такие как Instagram и Facebook тоже, конечно, вносят свой вклад. Потому что если бы в качестве источников информации были только интернет-порталы, которые можно очень легко заблокировать на территории Беларуси, то было бы тяжело достучаться до белорусов. Поэтому используем все возможные способы, как донести правду до тех, кто находится в стране.

— За более чем 2,5 года Европа окончательно перестала общаться с режимом в Беларуси, общается только, скажем, с оппозицией. И не так давно представитель Беларуси присутствовал на Давосском форуме. Ваше присутствие на этом форуме является ли какой-то новой точкой отсчета для борьбы с режимом? Каких результатов вы ожидаете от форума?

— Давос открыл нам новые двери, я считаю. Во-первых, потому что здесь присутствует очень много бизнесов. Мало того, что сейчас нужна поддержка тем бизнесам, которые выехали из Беларуси из-за репрессий. Нам нужно искать инвесторов в будущую Беларусь, которая должна стать привлекательной для инвестиций. Но эти контакты мы должны устанавливать уже сейчас. У нас в Давосе произошло довольно много таких контактов. И то, что мы здесь, говорит о том, что демократическая Беларусь в интересах не только белорусов, но и всей Европы. И то, что мы эти политические силы участвуют все больше и больше в разных международных организациях, которые раньше никогда не работали с негосударственными представителями, говорит о признании, о том, что в нас видят надежных белорусов, которые не предадут, которые у цели. И они хотят эти двери нам открывать, давать нам больше политического пространства, потому что понимают, насколько Беларусь стратегически важна для мира и спокойствия в нашем регионе.

Читайте также: Военная и экономическая помощь Украине переросла в главную политическую дискуссию в Давосе — дневник форума (ВИДЕО)

Прямой эфир